Нам нужны свои “Елисейские поля”, а не декорации в духе “старого Тбилиси”

Архив 201214/03/2012

Решение вопроса, поднимаемого в этой статье, не терпит отлагательств. Это — вопрос нашего отношения к культурному наследию, пишет наш тбилисский соотечественник Александр МИКАЭЛЯН, ныне проживающий в США, предлагая довести до завершения реконструкцию Еревана в соответствии с генпланом Таманяна.

Интерес к Армении растет, однако ее гигантское культурно-историческое наследие невозможно представить достойным образом из-за отсутствия музеев, отвечающих своему назначению. Постыдное положение дел в музейной сфере сложилось более сорока лет назад, когда, вопреки возражениям специалистов, руководство Армении приняло решение возвести на пл. Республики эклектическое и несуразное здание, в котором разместили Картинную галерею, Музей истории и Филармонию.
Такое крохоборство было естественно в сталинские, но не в брежневские времена. Сокровища нашей культуры заслуживали представления в соответствующих своим функциям зданиях музеев изящных искусств и истории. Нужные для этого средства можно было найти, как их нашел Генрих Игитян для создания Музея современного искусства. Вместо этого духовное наследие нации втиснули в одно тесное здание, в котором урартские и арташатские находки соседствовали с творениями Донателло, Бассано, Сарьяна, Якулова, Бажбеук-Меликяна, Кочара и, разумеется, “шедеврами” сталинского соцреализма.
Невозможность расширения здания делает его не подходящим для использования в качестве музея (Париж восстанавливает дворец Тюильри, ибо даже огромный Лувр испытывает нехватку экспозиционного пространства). Создание комплекса музеев истории и изящных искусств в Ереване с учетом последних достижений в области музеестроения — настоятельная необходимость, а не каприз пресыщенного эстета.
У нас есть великолепный прецедент решения схожей проблемы — создание нового корпуса Матенадарана на уровне лучших мировых образцов. Этот опыт применим к созданию музейного городка на берлинский лад на бросовых землях, в которых у Еревана нет недостатка. Надо лишь выбрать участок (прилегающая к Кармир Блуру территория может подойти для этой цели) и объявить конкурс на лучший проект. В конкурсное задание надо обязательно включить требование разбивки парка вокруг зданий будущих музеев.
Нам нужен комплекс музеев, в котором будет достойно представлено наследие истории и культуры Армении. Богатство армянской культуры — мощное оружие, имеющееся у нас, но отсутствующее у наших соседей. Можно ли вести пропаганду против лжи, распространяемой турками, не имея музеев на уровне того же Прадо?
Правильная (диктуемая государственными интересами) постановка музейного дела поможет исправить ошибочные представления о культуре, распространенные даже среди нашей интеллигенции. Речь о кампании в защиту “памятников истории” Еревана, ценность которых для сторонников их сохранения определяется лишь тем, что их возвели до 1917 года.
Это “обоснование” позволяет его сторонникам объявить утратой для национальной культуры снос любого здания, объявленного ими историческим. Возник даже миф о “быстром развитии промышленности” в старом Ереване, являвшемся губернской столицей скорее по названию, чем облику (даже Шуши был красивее и ухоженнее Еревана). Мы можем сколько угодно осуждать нашу буржуазию, вкладывавшую в развитие Баку и Тифлиса деньги, которые были нужны Еревану, за космополитизм, но факт остается фактом: Ереван обделен памятниками культуры, которыми богаты Тифлис и Баку. Армянский капитал и русская политика сделали Тифлис столицей Кавказа, городом, в котором было два проспекта. Астафьевская улица, на которую молятся патриоты старого Еревана, была не более, чем репликой Садовой улицы в Тифлисе, притом не очень удачной. В Тифлисе и Баку такую улицу могли бы даже не заметить. Так сложилась наша история, и в этом нет трагедии.
Чтобы понять, что стоит за шумной возней вокруг “старого Еревана”, надо учесть, что Тифлис был неофициальным центром Кавказа даже в советские времена (в нем, в частности, располагался штаб ЗАКВО), что выработало у многих из нас комплекс провинциальной неполноценности. Уничтожение армянской интеллигенции в годы сталинизма и эмиграция не могли не сузить наш культурный горизонт. Манташев и Арамянц командировали зодчих-армян в Париж для освоения европейского опыта, а властителями дум наших нынешних идеологов являются “…грузины, получившие Ленинскую премию за застройку старого города” (слова Левона Варданяна, автора проекта “старый Ереван”, намеченного к “застройке” на месте предусмотренного в генплане Таманяна Главного проспекта). Варданян обещает, что “у Еревана будет старый город”, считая естественным употребление будущего времени, когда речь идет о памятниках старины. Никто в Риме не призывает к “созданию” Форума или Капитолия, т.к. они уже есть, но у нас подобные мелочи не замечают. Если старый город есть, его не надо “создавать” или “застраивать”. Это — вопрос здравомыслия, а не профессионализма и тем более культуры.
Культура — живой организм, а не декорации в стиле “старого Тбилиси”, лишившие покоя наших архитекторов. То, что станет культурой завтра, создается сегодня! Так было всегда, и не дата постройки, а видение творца вписывает его в историю. Для Александра Таманяна армяне были наследниками Тигранакерта, Арташата и Ани, а не обитателями трущоб, Старый Ереван был для него олицетворением чужого ига, а не наследием нашей культуры. Таманян желал создать для армян среду обитания, достойную былого величия Армении. Возглавляя с Торосом Тораманяном Комитет по охране памятников истории, он делал все для их спасения в годы сталинизма. Сегодня мы с удивлением узнаем, что у нас есть специалисты, лучше него знающие, что является историческим наследием нации.
Поскольку говорят о памятниках истории, растиражирован миф о недопустимости их переноса на новое место, как если бы речь шла об Акрополе, Форуме или Лувре, а не трущобах, намеченных к сносу генпланом Таманяна. Проект “старый Ереван” предполагает восстановление всего этого “наследия” на месте Главного проспекта, как если бы снесенные строения нельзя было восстановить (если в этом есть такая необходимость) в Конде или Козерне, где можно создать что-то вроде ереванского Монмартра. Сторонники идеи “создания старого города” не видят явного неуважения к нашей культуре, воплощенного в “музее” на пл.Республики. В столице некуда деть транспорт, а Главный проспект, занятый барахолкой с громким названием “Вернисаж”, собираются загубить, создав здесь карикатуру на “старый Тбилиси”.
А ведь Армения не столь богата, чтоб швырять деньги на создание дорогостоящих “тифлисских” декораций (грузины “застраивали старый город” на средства из советского, а не своего бюджета, а нам придется самим расплачиваться за эту непонятную прихоть).
На мой взгляд, это надругательство над здравым смыслом и культурой нашего народа, которому надо положить конец.
…У Еревана есть свой старый город, созданный гением Александра Таманяна и его учеников. Надо довести до завершения его реконструкцию по бесподобному генплану Таманяна, а не вытаскивать из тайников чьего-то микрокосма гротескные идеи.
…В 1875 году Бисмарк выдвинул идею проложить главную улицу Берлина, ставшего столицей объединенной Германии. Курфюрстендамм стал соперником Елисейских Полей, лучшим проспектом Европы. Нечто сходное произошло у нас, когда была инициирована прокладка Северного проспекта — в результате создан ереванский аналог парижской Avenue de l’Opera.
Прокладка Главного проспекта в строгом соответствии с таманяновским генпланом поможет привести в порядок нижний отрезок проспекта Маштоца, что преобразит облик центра города. Для осуществления этой идеи потребуется обязательный снос здания музея (что должно произойти не ранее, чем появится новый музейный комплекс) и отказ от постыдного для культурной наций проекта “старый Ереван”.
Ереван становится столицей многомиллионного армянского мира. Нам как никогда нужно державное, таманяновское видение армянской столицы. Нам нужен лучший проспект в регионе, наши Елисейские Поля, по которым будет гордо дефилировать наша Армия, а не дешевая бутафория, нужна роскошная улица от памятника Вардану Мамиконяну до улицы Сарьяна, по которой будут с радостью прогуливаться даже избалованные величием больших бульваров парижане, не говоря уже о нас самих.
Уважение к старине можно и нужно проявить, создав музей армянского зодчества, в котором будет представлен вклад наших зодчих в создание облика Тифлиса, Баку и Стамбула от Трдата до Бальянов, Тер-Микелова, Оганджаняна и прочих гениев, оставшихся неизвестными лишь вследствие нашей пассивности и провинциализма. Сделаем это сегодня, пока еще не поздно!