Нам бы такого Элерта!

Архив 201023/02/2010

В Германии разразился громкий скандал. Руководитель берлинской благотворительной организации 47-летний Харальд Элерт для своих служебных нужд приобрел автомобиль “Мазерати” стоимостью в 100 тысяч евро.

Против зарвавшегося благотворителя немедленно выступила возмущенная общественность. Свое громкое возмущение выразили представители немецкого объединения налогоплательщиков, которые обвинили Элерта в том, что он шикует за счет бомжей. А председатель Федерального общества помощи бездомным Томас Шнехт заявил, что, хотя никто не принуждает членов благотворительных организаций ходить в рубищах, но мера должна быть во всем.
Сам Элерт сколько-нибудь виновным себя не считает. Опекая бедных, вовсе не обязательно быть самому бедным, утверждает он. И при этом добавляет, что люди, заботящиеся лишь о личном обогащении, свободно разъезжают на роскошных иномарках, почему же он, который помог 10 тысячам человек выбраться из нужды, не имеет права ездить на “Мазерати”.
В самом деле, на счету у организации, которую возглавляет герой скандала Харальд Элерт, много добрых и полезных дел. Ежегодно она оказывает существенную помощь 3700 нуждающимся, открывая перед ними хорошие перспективы. На ее счету 30 больших и малых благотворительных проектов, в том числе такой социально значимый, как ночлежка для женщин старше 18 лет стоимостью в миллион евро.
В организации Элерта работают 280 человек. Ее годовой оборот в 2009 году составил 15 миллионов евро, а за последние три года в различные благотворительные объекты было инвестировано 10 миллионов евро.
Цифры, которые могли бы сделать честь любой организации и завоевать ей благодарность общественности. Тем не менее общественность оказалась непреклонна в своем осуждении, когда возникло подозрение, что часть денег Элерт использовал для личных нужд.
Это говорит о многом и прежде всего о высоком градусе нравственности в обществе, где даже малейшие проявления корыстолюбия и стяжательства осуждаются сурово и бескомпромиссно. Деньги, предназначенные на борьбу с нищетой, должны использоваться только и только по их прямому назначению. И никаких оправданий общество не приемлет. Именно поэтому Харальд Элерт, ни в чем предосудительном прежде не уличенный и ничем свою репутацию не запятнавший, был в одночасье подвергнут остракизму.

В нашем обществе ничего подобного нет и быть не может прежде всего потому, что мы давно приучены к вольному и бесконтрольному обращению со средствами, предназначенными на различные социальные, в том числе благотворительные, цели.
Люди, причастные к этой бездонной кормушке, не только приобретают на эти деньги машины, но и сколачивают из них целое состояние. Тон был задан еще со времен спитакского землетрясения, когда гуманитарная помощь жертвам стихийного бедствия хлынула со всех концов земного шара и сказочно обогатила тех, кто занялся распределением, а по сути “приватизацией” поступающей помощи. Общество не дало тогда адекватной оценки происходящему. А в дальнейшем, когда после обретения независимости различные благотворительные фонды стали расти как грибы после дождя, вольное обращение со средствами стало чуть ли не нормой поведения, с пониманием воспринимаемой даже самим населением. Было бы даже странно, если бы люди, имеющие доступ к большим деньгам, ими не пользовались — многие в сегодняшней Армении их бы просто не поняли.
По количеству благотворительных фондов на душу населения мы опережаем многие развитые страны. Но это как раз тот случай, когда количество за все эти годы так и не перешло в качество. Ни бомжам, ни беженцам, ни инвалидам не стало ни на йоту легче жить оттого, что где-то сами по себе имитируют бурную деятельность благотворительные фонды. И поневоле сожалеешь, что нет у нас своего Харальда Элерта. Пусть бы он ездил на “Мазерати”, но зато вытащил бы из нищеты 10 тысяч человек, которым так необходима помощь.