“Наличие гражданского министра обороны — закономерность и очень эффективная”…

Архив 201604/10/2016

Новое правительство окончательно сформировано, а последние назначения спровоцировали массу дискуссий в обществе и в СМИ. Чем именно обусловлены кадровые рокировки? Смогут ли они качественно повлиять на политический климат в стране? Отразятся ли на ее внешнеполитическом векторе?

На эти и другие вопросы ответил в беседе с “НВ” руководитель департамента политических исследований Института Кавказа, политолог Сергей МИНАСЯН. Напомним, в соответствии с указами главы государства Виген САРКИСЯН освобожден от должности руководителя аппарата президента и назначен на пост министра обороны. Генштаб ВС теперь будет возглавлять не Юрий Хачатуров, который стал секретарем Совета безопасности, а Мовсес АКОПЯН — прежде замминистра обороны. Армен ГЕВОРКЯН освобожден от должности секретаря Совета нацбезопасности и назначен руководителем аппарата президента, а Эдвард Налбандян переназначен на пост главы МИД…

 

— В последние месяцы критика в адрес главы внешнеполитического ведомства озвучивалась все чаще. В контексте апрельских событий его обвиняли чуть ли не в инертности и неубедительности. И тем не менее Эдвард Налбандян остался на своем посту…

— Именно так. И, полагаю, в случае с переназначением руководителя МИД логика понятна. Вопреки расхожим мнениям, президент делает ставку на очень важные, возможно, не столь очевидные для общества (это уже другой вопрос) профессиональные качества главы МИД. Налбандян — дипломат, прошедший школу самого Громыко (западные коллеги называли его “мистер Нет”. — Ред.), практиковавшего довольно жесткий стиль работы. Стиль, от которого Азербайджану и Турции теперь крайне дискомфортно. Конечно, советские дипметоды не лишены недостатков, но несгибаемость в переговорных вопросах – главное и столь необходимое на данном этапе достоинство Налбандяна, с которым оппоненты вынуждены мириться. Опять же — должность министра иностранных дел одна из наиболее критикуемых в любой стране, а в нашей — тем паче…

— Как бы вы прокомментировали назначение на пост министра обороны Вигена Саркисяна? Особенно в свете того, что некоторые псевдоаналитики сразу же поспешили выразить недоумение: мол, почему на этой должности гражданское лицо?

— Сейран Оганян занимал это кресло дольше, чем его предшественники, и сделал он на этом посту немало. А потому при смене деятеля такого масштаба нужно было выбрать достойную кандидатуру. Замечу также, что апрельская эскалация напряжения высветила проблемы, накопившиеся в армии в течение долгого времени. Так что в некотором смысле назначение Вигена Саркисяна обосновано и этим фактором. Однако определяющими, безусловно, стали его профессиональные и человеческие качества. Он гибкий, молодой, обладает достаточным опытом работы в оборонной сфере и во внешней политике. У него за плечами годы службы в госаппарате, где он занимал, кстати, более высокий пост, а это, безусловно, индикатор повышенного внимания к сфере обороны. Не следует также забывать, что должность министра обороны предполагает контакты с нашими партнерами в военно-политической сфере: это и Россия с ОДКБ, и США с НАТО. В этом смысле к Вигену Саркисяну нет вопросов: с одной стороны, у него наработанные контакты с российскими коллегами, с другой — связи с западными партнерами. Такой баланс внешнеполитических интересов, несомненно, отразится и на военно-политическом курсе ведомства… Вообще же Виген Саркисян человек в Минобороны не новый: после окончания вуза он был помощником министра в звании, если не ошибаюсь, лейтенанта запаса. Так что в этой сфере его знают давно и лично… Перед Вигеном Саркисяном будут стоять серьезные задачи — ему придется решать долгосрочные проблемы, а приоритетом для нового главы Минобороны должны стать разработка новой военной доктрины, создание концептуальных документов в сфере безопасности и разработка механизмов сдерживания. Что касается разговоров о том, что ведомство возглавил человек не военный, то у нас уже были гражданские министры: это и Вазген Саркисян, и Вазген Манукян, и Серж Саргсян… Наличие гражданского министра обороны — закономерность и очень эффективная. Опять же не стоит забывать, что есть четкое разграничение функций министра обороны и главы Генштаба…

— К слову, о новом начальнике Генштаба ВС. Говорят, человек он жесткий, прошедший через множество испытаний…

— Так и есть. Мовсес Акопян — бывший министр обороны НКР и в его переходе на новую должность есть определенный политический мессидж для Азербайджана и внешних сил. Суть его в том, что будет проводиться более непримиримая и решительная военная политика. В контексте нынешних реалий назначение Акопяна более чем логично. За его плечами непростой военный путь: от афганской войны до руководителя штаба Мартунинского полка — воевал плечом к плечу с легендарным Монте. Многие не в курсе, но Акопян лично координировал операцию карабахских войск в 2008-м. Тогда, после трагических событий 1 марта, Азербайджан попытался провести разведку боем на северном направлении НКР, у села Левонарх. Все закончилось серьезными потерями вражеской армии, которая впредь уже не пыталась реагировать на наши внутренние дела…

— Впереди выборы, а потому многих интересует: насколько оправданны нынешние назначения?..

— Полагаю, в апреле на своих местах останутся не все министры. И дело не в том, что кто-то плохо работает. Скорее всего, РПА займется расширением кадрового потенциала и министерств может на всех не хватить… К тому же необходимо будет показать, что произошел, так сказать, “ребрендинг” — сменилось лицо правительства и РПА. Какими будут результаты работы новой политкоманды, покажет время…

Беседовала