Нахиджеван, родной дом армян

Архив 201601/12/2016

Еще в начале 90-х годов XIX в. при Абдул Гамиде, позже при младотурках, безупречно функционировала строгая установка: после уничтожения армян и христиан-аборигенов в целом надо зачищать их культурный ареал. Это в первую очередь достояние многовекового армянского зодчества — градостроительства и храмовой архитектуры — храмовые комплексы, церкви, часовни, хачкары (армянские камни-кресты — художественные символы памяти). Согласно варварам, ничто не должно напоминать о прошлом. “Только так можно оправдаться перед будущим”, — скажет Талаат.

 

ЭТУ ГАМИДОВСКО-ТАЛААТОВСКУЮ УСТАНОВКУ ДОВОЛЬНО АКТИВНО использовали и в советское время, особенно в Азербайджане при Алиевых. Поэтому неудивительно, что Алиев-старший в 1998 году, уверенный, что из 150 тысяч армянских исторических и архитектурных памятников в Нахиджеване осталось всего четыре тысячи, уже думал о территории за пределами самой армянской автономии. В одной из моих публикаций о Нахиджеване я об этом рассказал. Есть смысл привести оттуда некоторые фрагменты.

В газете “Бакинский рабочий” 23 января 1998 года Алиев, уверенный, что вся территория Армянского Нахиджевана уже стала азербайджанской благодаря Советской власти и Турции, заявил: “Земли вокруг Азербайджана тоже были азербайджанскими землями”. В огромном перечне этих самых земель есть район нынешней Республики Армения — Капанский. Я бы хотел, чтобы на эту географическую деталь обратили особое внимание ООН, Совет Безопасности и, конечно, три президента стран — сопредседательниц Минской группы по карабахскому урегулированию.

Мегринский район находится на юге Республики Армения. Граница с Ираном. 46 километров на левом берегу Аракса. Еще президент Турции Сулейман Демирель, посетив в советское время Азербайджан, назвал Мегри “проклятым клином”, который не позволяет связать Нахиджеван с Азербайджаном. А вот Алиев-старший, став после смерти Брежнева первым заместителем председателя Совета Министров СССР (курировал блок транспорта и связи), первое, что намеревался сделать, — это провести дорогу вдоль Аракса, чтобы исполнить желание Демиреля. Главная цель — закрыть связь и контакты Армении с Ираном.

Так что с точки зрения стратегии тогда у Алиева все было запланировано. И он именно в 1998 году взялся завершить геноцид армян в Нахиджеване. Правда, тогда мы помешали варвару, активно выступив против Баку. Тогда в Большом зале Национальной академии наук Армении Нахиджеванское землячество созвало представителей армянской интеллигенции на свой съезд, который должен был подтвердить текст обращения в ЮНЕСКО (проект был написан мной). После этого в течение целого месяца мы проводили большую работу в армянской диаспоре разных стран. Именно благодаря нашим соотечественникам обращение дошло до адресата. Зная, что сотрудники ЮНЕСКО вряд ли осведомлены об истории вопроса, мы решили в письме подробно раскрыть суть и смысл нахиджеванской армянской трагедии.

 

ГЕНЕРАЛЬНОМУ ДИРЕКТОРУ ЮНЕСКО ФЕДЕРИКО МАЙОРУ

Многоуважаемый господин Майор!

Съезд Нахиджеванского землячества Армении обращается к вам с настоятельной просьбой безотлагательно создать международную комиссию по спасению древнейших армянских памятников истории и культуры, в том числе истинных шедевров христианской мировой храмовой архитектуры.

Мы хорошо понимаем, что накопленный, особенно за постсоветский период, многими народами трагический опыт национально-освободительной борьбы за право жить на родной земле показывает, что практически всеми международными организациями при решении непростых межэтнических вопросов начисто отвергаются исторические факты и факторы. Именно этим обстоятельством спекулируют определенные политические силы, которые во главу угла ставят, скажем, такие аргументы, как геополитика, религия, исторический и стратегический союзы, наличие полезных ископаемых (в первую очередь нефти) и другие. И все это противопоставляется праву на жизнь, праву умирать на собственной земле, даже праву пользоваться культурным и историческим наследием собственного народа. Нет надобности доказывать, что Нахиджеван является частью исторической Армении, что еще в IХ-VII веках до нашей эры он в качестве административного образования входил в состав единого армянского Араратского (Урарту) государства.

Нелегко сложилась судьба Нахиджевана, находящегося на перекрестке караванных маршрутов. Он прошел сквозь века через трагические испытания, навязанные ему многочисленными варварами, вандалами и дикими ордами. Но тем не менее он всегда оставался частью Армении. Более того, армянский народ сумел на протяжении веков не только сохранить, но развивать и совершенствовать в Нахиджеване национальную культуру, храмовую и малую архитектуру. Строил неприступные крепости против завоевателей. Однако поистине смертельный удар по судьбе Нахиджевана нанесла Турция, коварно используя возможности, которые дала ей для этой цели Октябрьская революция в России. Даже после присоединения Восточной Армении к России Нахиджеван сначала (в 1828 году) вошел в состав Армянской области Российской империи, а затем (в 1849 году) в переименованную Эриванскую губернию.

 

И ВСЕ ЖЕ СРАЗУ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ СТАЛИН ПОД ДАВЛЕНИЕМ ТУРЦИИ на переговорах 1921 года в Москве и Карсе передал Нахиджеван под протекторат только что искусственно образованной мусульманской республики Азербайджан. При этом Сталин сначала в 1923 году произвольно определил статус Нахиджевана как автономной области, а через год перевел ее уже в автономную республику. Вскоре все это армянское автономное образование было объявлено пограничной зоной со строгим въездным и выездным режимом, запрещавшим на протяжении почти семидесяти лет армянам посещать не только свои дома, но даже могилы предков. Пограничный режим позволял бесконтрольно создавать для аборигенного армянского населения такие невыносимые условия жизни, при которых хозяева своей исторической родины вынуждены были оставлять родные края. Последний армянин был насильственно изгнан из Нахиджевана в начале девяностых годов. А политические руководители Азербайджана, освободившись от армян как свидетелей государственного преступления, приступили к уничтожению бесценных памятников истории и культуры армянского народа.

Были стерты с лица земли целые города и села, тысячи храмов, церквей, хачкаров, десятки тысяч курганов, могильников, надгробных камней в Джуге, Нахиджеване, Агулисе, Знаберде, Кзнуте и многих других населенных пунктах армянской автономии.

Многоуважаемый господин Федерико Майор, к настоящему обращению мы прилагаем неопровержимые документы о памятниках истории и культуры и о варварском их уничтожении азербайджанскими вандалами. Необходимо в самое короткое время до окончательного решения вопроса создать постоянно действующую международную комиссию из авторитетных и независимых экспертов, которые соберут и зафиксируют открытый для широкой общественности банк данных об уже уничтоженных и еще сохранившихся армянских памятниках истории и культуры. Это наш общий моральный и юридический долг перед историей, перед будущим человечества.

Хотелось бы напомнить вам, что время не ждет. Дорог каждый час для находящихся в опасности многочисленных памятников истории и культуры, представляющих общечеловеческую ценность.

С уважением,

делегаты Съезда Нахиджеванского землячества Армении (30.10.1998 г.)

…СОБСТВЕННО ГОВОРЯ, БОЛЬШЕ НЕКУДА БЫЛО ОБРАЩАТЬСЯ, ВЕДЬ “ЮНЕСКО СОЗДАНА с целью содействия миру (! — З.Б.) и международной безопасности (! — 3.Б.) путем развития сотрудничества между государствами в области просвещения, науки и культуры”. Речь идет обо всех членах ООН, т.е. более 90 процентов стран (народов) земного шара. В те дни с высокой трибуны ООН выступил министр иностранных дел Армении Вардан Осканян. Он подробно рассказал о варварстве и вандализме в армянском Нахиджеване. В частности, подчеркнул: “Сейчас, когда на исторической армянской территории не осталось коренных нахиджеванцев-армян, почему-то кое-кто считает, что уже нет смысла предпринимать какие-то меры в вопросе наказания варваров”. Напомнил также о том, что широкая общественность Армении обратилась к ЮНЕСКО с письмом, в котором рассказана трагическая история Нахиджевана. Еще раньше МИД Армении обратился к генеральному директору ЮНЕСКО Федерико Майору по этому вопросу. На реплику азербайджанцев о том, что все разрушения в Нахиджеване происходили во время многих войн, Осканян ответил: “В 1922 году не было войны, однако были варварски разрушены в Нахиджеване древние хачкары и церкви. В 1998 и 2002 годах не было войны, однако в то время были стерты с лица земли тысячи и тысячи армянских шедевров большой и малой архитектуры. В 1975 году не было войны, когда в самом городе Нахиджеване были уничтожены архитектурные памятники седьмого века”.

На 36-й генеральной конференции ЮНЕСКО (29 октября 2011 года) в своем выступлении нынешний министр иностранных дел Эдвард Налбандян напомнил о Резолюции Генеральной ассамблеи 16-го Международного совета по вопросам памятников и достопримечательных мест. О Нахиджеване и, в частности, о Джуге Налбандян высказался емко и четко: “Это наследие, которое еще недавно занимало свое историческое место во всемирной сокровищнице. Сегодня скажем с болью, что мы уже не можем передать шедевры культуры поколениям не только армян”.

Тогда же Американская комиссия по международной религиозной свободе сообщила: “Ситуация в Азербайджане по вопросу о религиозной свободе продолжает катастрофически ухудшаться. Единственная оставшаяся Армянская церковь в Баку сейчас используется для президентского архива. То же самое можно сказать о конфискованной Лютеранской церкви, превращенной в концертный зал. Если мы (ЮНЕСКО и другие международные организации) не предпримем сегодня никаких мер, то не трудно представить, какова будет судьба этих и других многочисленных памятников в Азербайджане”.

Словом, казалось, мир не молчал о трагической судьбе Нахиджевана, однако на практике абсолютно ничего не добился, хотя о правде Нахиджевана говорили не только писатели, журналисты, дипломаты. 10 февраля 2010 года в Британском королевском институте международных отношений Чатем-Хаус президент Армении Серж Саргсян заявил: “Азербайджан потерял кредит доверия не только по отношению к Арцаху (Карабаху), но и к другой армянской автономии — Нахиджевану. Азербайджан оправдывает эти бесчинства тем, чтo в советские времена он был “одним”, а сейчас стал “другим”. В этом самом “другом” Азербайджане за последние годы было уничтожено больше армянских христианских памятников, чем за предыдущие семьдесят советских лет. И здесь нельзя не подчеркнуть тот непростительный факт, что все международные организации, призванные охранять мировое культурное наследие, просто не смогли ничего сделать”. О том, как завершил свое выступление президент Армении, мне рассказала второй спикер палаты лордов Великобритании леди Керолайн Кокс: “Президент Саргсян выразил прилюдно свое нескрываемое удивление по поводу того, что Азербайджан просто-напросто запретил представителям международных организаций (а ведь речь идет об ООН, о ЮНЕСКО) посетить и осмотреть разрушенные армянские памятники, а также последствия совершенного азербайджанцами вандализма”.

 

И ОПЯТЬ СЛОВНО НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО. СЛОВНО ЗАКРЫЛИ ДВЕРИ не перед официальными представителями Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, а перед базарными торгашами. Наглухо закрыли все и вся. И никаких реакций, никаких мер, которые обязаны были предпринять, повторяю, официальные представители ЮНЕСКО и ООН.

Не так давно я опубликовал в “Литературной газете” статью “ООН нуждается в радикальном преобразовании”. Я об этом писал подробно и сейчас вынужден повториться. Ведь вовсе не случайно уже под конец Второй мировой войны представители СССР, США, Китая и Англии собрались на вашингтонской вилле Думбартон-Окс и обсуждали суть самого главного тогда документа — устава будущей Организации Объединенных Наций. Сейчас, конечно, ООН действительно нуждается в радикальном преобразовании. Тогда атомная бомба была у одной страны, сегодня — больше чем у дюжины, в том числе у Пакистана и Северной Кореи. Тогда на Земле проживало два с половиной миллиарда человек, сегодня — семь с половиной миллиарда. Тогда было чуть более трехсот миллионов мусульман, сегодня — без малого полтора миллиарда. И, разумеется, в их число входит ИГИЛ, представляющий неслыханную опасность даже для самих мусульман. Тогда мир был многополярным, сегодня — кошмар один. Я понимаю, ООН со всеми своими многочисленными структурами в советское время не могла предпринять энергичные меры по поводу, скажем, погромов армян в Сумгаите (февраль 1988 года), Шуши (май 1988 года), Гандзак — Кировабаде (осень 1988 года), Баку (январь 1990 года), Геташене (май 1991 года). Однако, повторим, как доказательно говорил президент Армении, за первые восемнадцать лет после распада СССР в Нахиджеване было варварски разорено намного больше, чем за все советское время.

Мне непонятно, почему на практике не функционируют все без исключения “статьи о деяниях” Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него. Во все времена, по всем канонам строго наказывали убийц, варваров, вандалов. Еще древнегреческий царь Коринфа Периандр предлагал “наказывать не только за преступление, но и за намерение”, а средневековый французский писатель, сатирик Жан Лабрюйер сформулировал: “Наказанный преступник — это пример для всех негодяев”. Я не сомневаюсь, что Организация Объединенных Наций непременно возьмется за безотлагательное справедливое осуждение геноцида и патрицида армян в Нахиджеване.

РАБОТАЯ НАД МАТЕРИАЛОМ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ООН, я вовсе не преследовал некую самоцель. Скорее, речь шла о бесспорной потребности.

…Не так давно в Ереване благодаря семье Есаян торжественно открыли необычный по своей архитектуре пространный комплекс памятников, в центре которого благородно раскрывается светлый образ Фритьофа Нансена (на снимке), вошедшего в историю не только знаменитым путешественником, верховным комиссаром Лиги Наций, но и гуманистом, организатором спасательной помощи сотням тысяч армян — жертв геноцида в Османской империи. Чего стоят легендарные Нансеновские паспорта для армян, лишенных отечества, лишенных родины.

Я вовсе не всуе вспомнил о великом гуманисте. Буквально на днях, 14 ноября 2016 года, стало известно, что Генеральная Ассамблея ООН утвердила на посту генерального секретаря ООН бывшего верховного комиссара ООН по делам беженцев Антониу Гутерреша (на предпоследнем и последнем снимках). Это имя мне знакомо. Оно записано в моем бортовом журнале парусника “Киликия”, когда мы по маршруту плавания вокруг Европы в 2005 году причалили в Лиссабоне. Нас встретил выпускник Сорбоннского университета, руководитель армянского отделения Фонда Галуста Гюльбенкяна Завен Екавян.

Для армянских моряков Лиссабон является не только столицей страны знаменитых мореплавателей. Здесь из любой точки города можно увидеть величественный памятник Христу, а также ознакомиться с овеянным легендами культурным фондом, уникальным музеем знаменитого армянского благотворителя Галуста Гюльбенкяна. Именно в те дни от моего друга Завена мы узнали о том, что это бывший премьер-министр Португалии, а тогда верховный комиссар ООН по делам беженцев Антониу Гутерреш активно занимается вопросами трагических судеб миллионов беженцев. Как тут не провести параллель с самим Фритьофом Нансеном, который еще в начале двадцатых годов прошлого столетия тоже был комиссаром по делам беженцев, организатором спасения армян, лишившихся родины. Так что в историческом контексте выявляется логически выверенная надежда, что новоизбранный генеральный секретарь ООН Антониу Мануэл де Оливейра Гутерреш в своей не только ответственной, но и принципиальной деятельности укрепит действенную позицию великого гуманиста и Гражданина мира Фритьофа Ведель-Ярлсберга Нансена.

Впервые мы узнали об Антониу Гутерреше в 1981-83 годах, когда он в тридцать два года стал депутатом Парламентской ассамблеи Совета Европы. Тогда же он был избран председателем Комитета по вопросам миграции и беженцев. Тогда мы, группа армянских писателей, через своих соотечественников армянской диаспоры обратились в разные инстанции, в том числе и к Гутеррешу, с просьбой настоять на том, чтобы руководство Советского Союза приостановило абсолютно безнаказанное изгнание из родных очагов армян Нахиджевана. Это было то самое время, когда, как уже было сказано, бывшего лидера Азербайджана Г.Алиева назначали первым заместителем председателя Совета Министров СССР.

Эта богатая предыстория заставляет меня напрямую обратиться к нынешнему генеральному секретарю ООН господину Антониу Гутеррешу. Может, это будет первое письмо, адресованное новоназначенному генеральному секретарю ООН. Пишу эти строки 22 ноября 2016 года, а, как известно, первый срок его полномочий начнется 1 января 2017 года. Возможно, я буду первым адресантом.


МНОГОУВАЖАЕМЫЙ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГОСПОДИН АНТОНИУ ГУТЕРРЕШ!

Группа представителей армянской интеллигенции обращалась к Вам в 1983 году. Тогда, как мы знали, Вы стали депутатом Парламентской ассамблеи Совета Европы. Вскоре Вы были избраны председателем Комитета по вопросам миграции и беженцев. Совсем как Фритьоф Нансен в Лиге Наций. Еще тогда, узнав о вашей гуманитарной деятельности, мы, группа армянских писателей и ученых, отправили Вам письмо, в котором сообщили, что в Армянской Нахиджеванской автономной республике все годы советской власти по существу совершался геноцид аборигенного армянского населения и что азербайджанское руководство решило изгнать оставшихся несколько тысяч армян. Тогда мы рассылали письма по многим адресам, в том числе и Вам.

Я не думаю, что письмо наше дошло до Вас. Да и если бы даже дошло, то вряд ли можно было чего-то добиться при советском режиме. Однако требования наши оставались тщетными и в наши времена независимости. Сегодня мало кто знает, что Нахиджеван — это часть исторической Армении и на заре Советской власти вместе с другим армянским автономным образованием — Нагорным Карабахом (Арцахом) был подарен по советско-турецкому договору новосозданной республике, провизорно получившей название Азербайджан.

Сейчас речь идет исключительно о том, что в Библейском (здесь похоронен Ной и отсюда хорошо видна вершина Большого Арарата) Нахиджеване армяне веками молились в христианских храмовых комплексах, церквах, часовнях, создавали уникальные армянские шедевры мировой малой архитектуры — камни-кресты, но все это было стерто с лица земли вандалами и варварами. Не осталось ни одного камушка. Все это и есть подлинный геноцид и патрицид. Не осталось ни одного армянина, ни одной армянской надгробной плиты. И согласно статьям II, III, VI, IX Конвенции Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, все это, как известно, наказуемо.

Все советские и постсоветские годы в Нахиджеване по отношению к христианам царили коварство, агрессия, жестокость, безжалостность, бесчеловечность, свирепость, животные инстинкты, низменность помыслов, злодейство. И все это происходило и в годы Второй мировой войны, когда многие армяне находились на фронте. А также после ее окончания. А ведь все это зверство можно было остановить хотя бы сразу после войны. Ведь еще за два года до принятия вышеназванной Конвенции (9 декабря 1948 года) Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций в своей резолюции (N96 от 11 декабря 1946 года) объявила, что геноцид является преступлением, противоречащим духу и целям ООН, и что цивилизованный мир осуждает его.

Многоуважаемый генеральный секретарь ООН, Вы можете сказать, что в советское время невозможно было заниматься подобными вопросами. Однако статья I Конвенции о неприменимости срока давности к преступлениям против человечества действенна далеко не всегда. Это есть истина. И только истина может делать народы свободными. А свободными можно быть только у себя на родине, рядом с могилами предков.

Армянский народ даже в кровавом 1915 году понятие “НЕИЗБЕЖНОЕ” воспринимал достойно. Однако при этом наш народ твердо сознавал, что если потерял родину, то нельзя прекращать борьбу. Еще Марк Тулий Цицерон громко вывел свою истину: “Только одно, только Отечество заключает в себе то, что дорого всем. На первом месте должна быть только Родина”, — и добавил при этом: “Нет места милее родного дома. Это и есть истина”. Нашими предками сказано: “Истина — солнце разума”.

С уважением,

писатель, врач, путешественник,