…”Наденьте на него что-нибудь поприличнее…”

Архив 201312/11/2013

Российский информационно-правовой портал Zakonia опубликовал статью адвоката, кандидата юридических наук Рубена Маркарьяна (на снимке). Маркарьян, как известно, защищает интересы гражданина РА Грачья Арутюняна, арестованного в связи с крупным ДТП, произошедшим 13 июля под Подольском. В статье юрист излагает свою позицию, привлекая внимание к пробелам следствия (мы публикуем лишь выдержки из нее, не обременяя читателя правовыми подробностями).

 

“Зачем же вы его в халате…?”  Именно такие или похожие слова должны были быть произнесены следователем Лагойко, расследующим уголовное дело о ДТП под Подольском, когда он давал команду на доставку задержанного водителя “Камаза” в суд, считает защита Грачья Арутюняна.
Вся Россия, а затем и весь мир видели, как обвиняемый в ДТП под Подольском водитель — гражданин Армении Грачья Арутюнян был доставлен в Тверской суд столицы в женском цветастом халате и пляжных тапочках.
Да, произошла трагедия, погибли люди. Водитель Арутюнян признал свою вину и дает подробные показания следователю. Не вдаваясь в обстоятельства ДТП и не оценивая степень вины, хотелось бы понять вот что: оправданно ли унижение человеческого достоинства обвиняемого тяжестью последствий совершенного им преступления.
Не хочется сравнивать несравнимые вещи, но когда весь мир видел в суде норвежского стрелка Брейвика, умышленно и хладнокровно расстрелявшего десятки молодых людей из автоматической винтовки, тот выглядел элегантным в костюме и галстуке, а на его физиономии была улыбка. Вопрос, которым задавались граждане сытой Норвегии и Европы: “Как же этот симпатяшка да совершил такое…?”
В России водителя-мигранта, приехавшего заработать на памятник умершему год назад сыну, привезли в суд, выведя из искусственной комы, не дав возможности побриться да еще в дамском халате. Что сказать, видок неприглядный. Поэтому не удивительно, что вопросом, которым озадачился российский зритель, был “Доколе эти… (нецензурно) будут тут у нас гоняться за длинным рублем?”
Соотечественников Арутюняна возмутило такое отношение: никто не говорит, что человек, совершивший преступление, должен быть оправдан или его наказание должно быть мягким. Возмутило другое. Зачем унижать-то мужчину, обряжая в женские тряпки?
На мой вопрос следователю “Зачем же Вы его в халате…?”, тот со скрежетом зубовным ответил: “Вы мне про халат тут не говорите, он у вас 18 человек убил!” Только оправданно ли унижение достоинства личности обвиняемого тяжестью совершенного им преступления? И насколько оправданно? Можно ли вместо халата использовать смолу и пух? А если, например, иностранного шпиона замотать в его национальный флаг и выставить перед СМИ? Или вообще не давать никакой одежды, раз уж ее на преступнике не оказалось в момент задержания? Какие законодательные нормы должны это регулировать? А сейчас какой закон регулирует этот процесс? Попробуем разобраться.
…15 июля 2013 года в Тверском районном суде города Москвы состоялось судебное заседание по рассмотрению ходатайства следователя Лагойко С.О. о заключении Арутюняна под стражу. На судебное заседание Арутюнян, который являлся уже обвиняемым по данному уголовному делу, был доставлен из ГКБ (московской городской клинической больницы) N 20 в женском халате и сланцах на ногах. При этом в зале суда, куда доставили Арутюняна в таком виде, находились сотрудники многочисленных печатных изданий и телевидения.
Мгновенно видеозаписи и фотографии Арутюняна в этом немыслимом наряде были растиражированы российскими и иностранными информационными агентствами. В связи с этим фактом адвокатом Арутюняна была подана жалоба на имя начальника ГУ МВД России по городу Москве. На жалобу пришел такой ответ:
Арутюнян Г.О. 14 июля 2013 года был переведен из ГКБ им.С.П.Боткина в ГКБ ь20 города Москвы для проведения медицинского освидетельствования; при помещении в ГКБ N 20 Арутюнян находился без верхней одежды и нижнего белья, обмотанный простыней, при этом Арутюнян обратился к сотрудникам спецотделения при ГКБ ь20 с просьбой связаться с его братом, о чем был проинформирован следователь Лагойко С.О.;
15 июля 2013 года в ходе предъявления Арутюняну Г.О. обвинения администрацией спецотделения при ГКБ N 20 было обращено внимание следователя Лагойко С.О. на отсутствие у Арутюняна Г.О. какой-либо одежды; в период содержания Арутюняна Г.О. в спецотделении при ГКБ N 20 вещевые или продуктовые передачи последнему не поступали.
Получается, следователь знал, что у обвиняемого из одежды была лишь больничная простыня, но… ему было все равно, в чем задержанный поедет в суд?
…Предполагая, что в бездействии следователя, который являлся единственным должностным лицом, имеющим полномочия на принятие решений в отношении задержанного, все-таки есть нарушения, адвокатами Арутюняна была подана еще одна жалоба — в Главное следственное управление ГУ МВД по городу Москве.
В этот раз ответ был следующим: в жалобе отказать, так как “В соответствии со ст.38 УПК РФ, в полномочия следователя не входит обеспечение лиц задержанных или содержащихся под стражей носильными вещами и продуктами питания…
Давайте разбираться дальше.
…В соответствии с п.9 ст.17 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, подозреваемые и обвиняемые имеют право в том числе получать бесплатное питание, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, в том числе в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях. Спрашивается: если медицинское обеспечение следователем не оставлено было без внимания (в больнице Арутюнян все-таки оказался), то почему его право на материально-бытовое обеспечение — вне компетенции следователя?
Согласно ст.9 УПК РФ, в ходе уголовного судопроизводства запрещается, среди прочего, обращение, унижающее человеческое достоинство участника уголовного судопроизводства.
В соответствии со ст.11 УПК РФ, следователь обязан разъяснять подозреваемому, обвиняемому их права, обязанности и обеспечивать возможность осуществления этих прав.
Однако, в нарушение данных требований УПК РФ, следователь Лагойко допустил бездействие, в частности, несмотря на указания администрации спецотделения ГКБ N 20 Москвы об отсутствии одежды у задержанного Арутюняна Г.О., не принял мер к поиску его родственников, лишив его не только возможности получить от них хоть какую-то одежду, но и самой возможности известить родственников о факте задержания Арутюняна и месте его содержания, чем также нарушил требования ст.96 УПК РФ.
…Будучи проинформированным о присутствии в зале судебного заседания представителей средств массовой информации в условиях резонанса уголовного дела, следователь Лагойко не принял мер к обеспечению задержанного хоть какой-нибудь мужской одеждой и обувью (нарушение ст.9, 11 УПК РФ).
“А что, по-Вашему, должен был сделать следователь? — говорят мне коллеги и оппоненты. — Снять с себя рубашку и дать этому?..”
Отвечаю. Следователь мог сказать: “Наденьте на него что-нибудь поприличнее!” Думаю, что в больнице наверняка нашлась бы мужская одежда. Хотя бы мужская больничная пижама.
Учитывая, что ни прокуратура, ни МВД не видят в бездействии следователя ничего незаконного, следовательно, либо суд должен установить, имелось ли нарушение закона, либо нужно менять закон и черным по белому писать: “Должностное лицо, осуществившее задержание подозреваемого, обязано обеспечить его одеждой, водой, пищей и медицинским обслуживанием на период задержания до принятия решения о заключении под стражу судом”. В противном случае выходит, что права задержанного задекларированы на бумаге, а для их реализации ни для кого не прописаны обязанности. Значит, кое-кто на Западе не так уж и не прав, говоря, что у нас кое-где и кое в чем не гарантируются права человека?

P.S.
Жалоба на бездействие следователя подана адвокатами Арутюняна в Тверской суд города Москвы и будет рассмотрена в ближайшее время.