Над пропастью во лжи

Архив 201617/12/2016

 

22 апреля 1979 года, в пятницу, когда страна в едином порыве (с советской милицией в том числе) отмечала день рождения В.И.Ленина, в кабинете начальника Академии МВД СССР раздался выстрел. Несколько находившихся в приемной офицеров тотчас вбежали в комнату, но было уже поздно: Сергей Михайлович Крылов, профессор, генерал-лейтенант, основатель и первый начальник Академии, застрелился.

…Никто и никогда не покажет на ту последнюю каплю, которая, перелившись через край, толкает человека к самоубийству. Тут можно только предполагать, и чем ближе размышляющий об этом человек стоял к самоубийце, тем больше в его словах правды.
Генерал милиции в отставке, доктор юридических наук, профессор и мой старый друг Оскиан Аршакович Галустьян (на снимке) стоял к Сергею Крылову не только близко, но и долго: он был в первом выпуске слушателей Академии, но и, уйдя в самостоятельное плавание, не терял с ней связи.
Почему по прошествии стольких лет мы возвращаемся к этой драме? Потому что человек ушел, но причины, из-за которых пистолет приставляется к виску, остаются.
В нашей истории причина первая и основополагающая — зависть. Вот занял кабинет первого заместителя министра МВД случайный, по сути, человек. Обустроился, осмотрелся, видит: все ходят строем, вытягиваются перед ним в струнку, едят глазами. Первый зам. не дурак, он понимает – все это не к нему, это к генсеку Брежневу, зятем которого оказался. Но все равно приятно.
Одновременно Чурбанов с удивлением замечает некоторых товарищей, позволяющих себе не только иметь собственное мнение, но и еще его отстаивать, как, например, начальник Академии Сергей Михайлович Крылов. Самостоятелен, дерзок, в глаза не пялится, имеет славу гигиенически порядочного человека. Ходил на доклад к министру, минуя курирующего зама. Это уже ни в какие ворота не лезет, — сердится выскочка-генерал.
Что делать? Травить иноверца по всем линиям: служебной, финансово-хозяйственной, морально-нравственной. Чтобы понимал, что на этом свете к чему, не слишком много о себе думал и чтоб другим неповадно было. Такая вот линия поведения на данный исторический момент. Ничего нового, проходит по ведомству элементарной подлости.
В этой грустной истории Оскиан Галустьян обращает особое внимание на одну существенную деталь: задачей Академии МВД было готовить не только профессионалов отменной пробы, но и офицеров высокого интеллекта, чего добивались посредством приобщения слушателей к литературе, искусству, театру – культуры в целом (во имя чего была открыта специальная кафедра литературы и искусства).
Между тем члены антикрыловской коалиции были преимущественно люди с большими звездами на погонах, но трудноуловимым сиянием в головах. Отсюда особая ретивость при исполнении главной команды из учебника служебного собаководства.
Противостоять команде «Фас!» можно, но не всегда легко – тут многое зависит от тонкости организации души. Тем временем дело шло к главному празднику апреля – дню рождения Ленина. — В актовом зале Академии было намечено торжественное собрание,- вспоминает генерал Галустьян. Председательствовал первый заместитель начальника Академии К.И. Варламов.
Неожиданно в зале появляется Крылов в парадной форме, при орденах и медалях, поднимается на сцену и присаживается с краю стола президиума. Идут выступления. Сергей Михайлович передаёт Варламову записку с просьбой предоставить слово, чтобы проститься с коллективом и знаменем Академии, и когда опальный Крылов шел к трибуне, Варламов в спешном порядке закрывает собрание, зал становится полупустым. Когда Крылов понял, что ему не дадут выступить, на глаза у него навернулись слезы, и он, не видя вокруг ничего, со сцены шагнул в зал. Я и профессор Туманов едва успели удержать его от падения, проводили до служебного кабинета. Он прошёл в комнату отдыха, попросив нас оставаться на месте. Через минуту раздался роковой выстрел.

…Из предсмертной записки С.М.Крылова: «Нет сил жить. Если у человека убита вера и надежда, он труп. Господи! Как я работал! Как горел, как боролся! И чем благороднее была цель, чем вдохновеннее труд, тем больше ненависть власть имущих. Я оплодотворил своим талантом и фантастическим трудом интеллектуальную пустыню органов внутренних дел… и за все это я плачу жизнью. Это мир рабов, холуев и карьеристов».
Шел 1979 год…
Москва