На предложение о мире Баку ответил отказом

Архив 201725/03/2010

В Азербайджане забыли об итогах кампании 1992-1994 годов 

Как уже сообщалось, президент Серж Саргсян предложил Азербайджану подписать договор о неприменении силы в процессе разрешения карабахского противостояния. По словам президента, это стало бы доказательством мирных намерений Баку. Но Азербайджан предложение отверг.

Напомним, что в подписанной лидерами Армении, Азербайджана и России Майндорфской декларации 2008 года говорится о намерениях сторон “способствовать… обеспечению установления в регионе обстановки стабильности и безопасности путем политического урегулирования”. Но прямого упоминания о неприменении силы нет и здесь, хотя российская сторона настаивала на такой формулировке и Ереван с нею был полностью солидарен. Однако президент Ильхам Алиев и тогда с таким подходом не согласился. Отсюда ясно — в Баку хотели бы рано или поздно провести карательную операцию против населения Карабаха, то есть людей, которых азербайджанская сторона называет своими гражданами. Это, разумеется, полностью противоречит и духу, и букве международного права и, как справедливо заметил глава государства в интервью Associated Press, “ни к чему хорошему привести не может”. Действительно, что хорошего может быть в войне? И тут уместно напомнить, что совершенно аналогичную позицию азербайджанская сторона занимала и в период 1992-1994 годов, в ходе боевых действий. После того как провалилось организованное президентом Абульфазом Эльчибеем наступление на Степанакерт, Армия обороны НКР перешла в наступление и освободила львиную часть территории края. Именно тогда и армянская сторона, и международные посредники (в первую очередь Россия) предлагали Баку установить перемирие и отказаться от применения силы в принципе. Азербайджан не согласился. Армянское наступление продолжилось. Новый лидер Гейдар Алиев был вынужден согласиться на приостановку военных действий — но уже в совершенно иной, намного более невыгодной для Азербайджана ситуации. Впоследствии Алиев-старший признавал, что “Карабах нами потерян навсегда”. Как видим, заветы отца остались невостребованы сыном. И в этом смысле Ильхама Алиева можно назвать не столько наследником своего родителя, сколько продолжателем дела Эльчибея. Так что на вопрос, кому придется хуже в случае возобновления войны, ответ очевиден — тому, кто ее развяжет вновь.
Азербайджанская сторона не может понять одной простой истины — пока она будет грозить карабахцам карательной операцией, ни о каком доверии между сторонами речи быть не может. Разве мыслимо зазывать людей обратно в лоно своей страны, но при этом угрожать им уничтожением и к тому же не соглашаться вести с ними переговоры? С таким подходом согласиться невозможно, это означало бы добровольно отдать себя на заклание. Между тем, комментируя слова Сержа Саргсяна, споксмен азербайджанского МИД Эльхан Полухов заявил, что “Армении сначала необходимо вывести свои войска из оккупированных территорий”. Напомним, что под “оккупированными территориями” Баку понимает не только районы зоны безопасности вокруг НКР, но и собственно Карабах. То есть нам предлагают уйти, отдав карабахцев на растерзание азербайджанской военной машине, а потом уже заключить соглашение о неприменении силы. Это означает — сидите и спокойно наблюдайте, как мы их будем резать, не вмешивайтесь. О чем после этого говорить? Поэтому совершенно прав Серж Саргсян, когда говорит, что “сверхзадачей Армении в процессе урегулирования конфликта является обеспечение безопасности населения Нагорного Карабаха”. С учетом позиции, занимаемой Баку, это и впрямь является самым главным вопросом. И если Азербайджан отказывается решать это вопрос мирным путем, что ж, придется вновь ответить силой на силу. Это очень плохо, но это несравненно лучше, чем допустить возможность карательной акции. Заметим, что именно так смотрит на вещи не только армянская сторона, но и международное сообщество. Азербайджану пора бы понять, что международное право весьма негативно рассматривает возможность “восстановления территориальной целостности” военным путем. Практика последних лет (Тимор, Эритрея, Косово, Южная Осетия, Абхазия) именно об этом и свидетельствует. Совершенно непонятно, почему в Баку убеждают самих себя, что в случае с Карабахом будет иначе.