На “нубарашенские яды” нашлось польское противоядие

Архив 201009/11/2010

Как сообщалось, Армения договорилась с Польшей о разработке и финансировании специальной программы по решению проблемы “ядовитого могильника” в Нубарашене. Достичь результатов удалось во время недавней встречи секретаря Совета безопасности Армении Артура Багдасаряна с сопредседателем армяно-польской межправительственной комиссии Дражиной Генцелевской. Речь, как пояснили корр.”НВ” в МЧС Армении, правда, пока идет лишь об устной договоренности. Однако и подписание соответствующих документов не за горами. Во всяком случае, как сообщает NEWS.am, в пресс-службе секретаря Совбеза Армении заявили, что соответствующее соглашение с МЧС РА будет подписано уже в ближайшее время.

Напомним, в начале весны некая инженерная техника проехалась по территории захоронения вредных веществ, разворотив верхний слой. В итоге ядовитые вещества оказались на поверхности, что создало чрезвычайную ситуацию. Кто умудрился прокатиться по довольно опасной территории и взрыхлить несколько метров земляного слоя, до сих пор остается загадкой. Но то, что такое произошло, неудивительно: территория, напичканная большим количеством всевозможных токсинов (речь о 512 тоннах опасных веществ), была неогорожена и не снабжена соответствующими табличками.
Странно, как вообще начиная с 1976 года — года основания могильника — эта территория сохранила свою первозданность. Тем более что захоронители умудрились дислоцировать опасный участок всего в 5 километрах от населенного пункта. Речь о небольшой деревушке, жители которой сразу после ЧП начали ощущать воздействие распространившихся токсинов. Благо на протяжении двух месяцев, что могильник “воскрес”, все ограничилось лишь слезотечением и неким подобием насморка. И, как уверяли в Минздраве непосредственно после случившегося, повода для опасений не было. Во всяком случае, по данным станций слежения, коих в столице пять, никаких опасных изменений в атмосфере зафиксировано не было. То же, как уверяли в Минздраве, можно было сказать и о питьевой воде, потребляемой населением деревни.
Однако, руководствуясь логикой, несложно было предположить, что вовсе не обязательно, чтоб ядохимикаты просочились в трубы местного водоканала. Нубарашенский могильник ядохимикатов на момент разворошения являл собой своего рода бомбу замедленного действия, причем с гораздо большим диаметром поражения, нежели прилегающие к нему территории. В Минохраны природы на тот момент признавали, что опасность вызывает даже не столь факт обнаружения на поверхности земли ядохимикатов, основной составляющей коих являлось знаменитое средство для уничтожения вшей ДДТ (по официальным данным, в могильнике его 192 тонны), сколь процессы, проистекающие вследствие соединения ядов с водой и иными жидкими веществами.
В результате же месячного изучения территории специально созданной после ЧП рабочей группой стало очевидно, что дренажная система участка выведена из строя. Стало быть, воды какое-то время преспокойно соединялись с ДДТ и иже с ним, являя разного рода соединения. Свидетельством чему, кстати, явились и исследования, проведенные по заказу ОБСЕ Центром эколого-ноосферных исследований НАН РА — в образчиках было зафиксировано превосходство токсичных, канцерогенных веществ. Наверняка потоки дождевых вод, насыщенные ядовитыми веществами, устремлялись к садам-огородам, расцветшим ниже могильника. Кроме того, вредные соединения, вероятно, вошли и в “меню” выпасающейся вблизи могильника разного рода живности, а затем и в меню потребителя — ведь мясо и молоко некоторое время вполне могли оказаться на столе не только местного скотовода, но и любого, кому были реализованы.
Вопрос благо начал решаться на правительственном уровне. Рабочей группой были подсчитаны предварительные расходы на реализацию первоочередной задачи консервации участка — речь шла о порядка 30 млн драмов. Как заявили в отделе по бюджетному программированию и координации процесса закупок управления экономики Минохраны природы, в итоге на приведение “ядовитого” кладбища в надлежащее состояние было выделено 31 млн 650 тысяч драмов. И с конца мая территорию принялось благоустраивать ООО “Наиришин”. Уже в конце июня работы финишировали. В итоге слой зараженной земли, а также вредные вещества вновь закопали. Всю площадь “кладбища” накрыли толстым слоем толя. Сверху утрамбовали 50-ю сантиметрами глинозема. Но главное — очистили и реанимировали прежнюю дренажную систему. Более того, по каскадному принципу (более эффективному) соорудили совершенно новую систему дренажа. Так что теперь вредные захоронения защищены от проникновения вод гораздо больше. Но, как заявляют и в МЧС, и в Минохраны природы, стопроцентной гарантии на полную “сухость” участка никто никогда не даст.
Дело в том, что могильник расположен на оползневой территории. И за последние 7-8 месяцев он уже сместился на 5-6 метров. Понятно, что вместе с содержимым “ямы” движется и верхний защитный слой. Однако четко следовать за опасными “недрами” покрытие не может. В дренаже уже образовались небольшие зазоры. Хоть и не крайне опасные, но все же нежелательные. Очевидно, что и в будущем оградить могильник от подобного невозможно. Словом, оптимальное решение, как и оговаривалось ранее, — “испепелить” ядохимикаты. Для чего годятся печи, разогревающиеся до 1200-1500 градусов. Таковых, кстати, нет даже в России. На транспортировку и сожжение ядохимикатов в других странах требуются серьезные средства — как заявили в МЧС, речь идет о более чем 10 млн евро! Так что достигнутая в Польше договоренность в самом прямом смысле дорогого стоит. Дай бог ей претвориться в жизнь.

Если все сложится, то ереванцы (в частности жители Вохчаберда и Мушавана) будут благодарны польским властям по гроб жизни. Ведь от страсти выпасать скот вблизи опасных “залежей” они избавиться не могут. Близ территории могильника нет-нет да и появляются стада. Причем вопреки колючей проволоке и уже установленным запретным табличкам “ядохимикаты, вход воспрещен”. Одна надежда на полицейских. В четверг правительство утвердило решение о предоставлении в целях охраны опасной зоны 5,1 млн драмов из запасного фонда Полиции. Сторожевая служба должна быть организована в четыре смены. Надо полагать, правоохранители (офицер и два рядовых) будут бдеть что есть мочи. Ведь и зарплаты под это выписаны относительно неплохие: на содержание одного офицера, включенного в сторожевую группу, в месяц необходимо 166,2 тысячи драмов, а рядового — 125,5 тысячи драмов…