На новом фунте стерлингов будет фотография Черчилля, сделанная Юсуфом Каршем

Архив 201321/12/2013

Банк Англии анонсировал выпуск пластиковых фунтов

 

Новые пятифунтовые и десятифунтовые банкноты в 2016-2017 годах будут отпечатаны не на хлопковой бумаге, а на полимерном материале. В сообщении банка отмечается, что полимерные купюры лучше защищены от влаги и не так пачкаются, как бумажные, соответственно, служат в 2,5 раза дольше, передает Lenta.ru.

 

В 2016 году, в частности, планируется выпустить банкноту номиналом пять фунтов с изображением портрета бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Как отмечалось ранее, он станет единственным современным политиком страны, изображенным на британских купюрах. На банкноте будет изображена известная фотография Черчилля, сделанная в 1941 году фотографом-портретистом армянского происхождения Юсуфом Каршем В нижней части купюры разместят цитату политика из его речи в Палате общин в 1940 году: “I ha ve nothing to offer but blood, toil, tears and sweat” (“Мне нечего предложить, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота”). В своих воспоминаниях Юсуф Карш рассказал историю этого снимка. “Портрет Уинстона Черчилля изменил всю мою жизнь. Я знал, делая его, что это был важный снимок, но я не мог даже и предполагать, что он станет одним из наиболее широко воспроизводящихся изображений в истории фотографии. В 1941 году Черчилль посетил сначала Вашингтон, а затем Оттаву. В то время премьер-министр Маккензи Кинг пригласил меня для съемки. Протянув провода и выставив прожекторы и камеры, мы стали ждать… Премьер-министр об руку с Черчиллем в сопровождении свиты вошли в комнату. Я включил прожектора. “Что это, что это?” — удивленно проворчал Черчилль. Никто не имел смелости объяснить ему, в чем дело. Я робко шагнул вперед и сказал: “Сэр, я надеюсь, что мне достаточно повезет, и я смогу сделать Ваш портрет по случаю этого исторического события”. Он посмотрел на меня и спросил: “Почему меня не предупредили?” Все кругом начали смеяться. Тогда Черчилль закурил новую сигару, пыхнул ею в воздух и потом великодушно уступил. “Вы можете сделать один снимок”. Черчилль всегда был с сигарой. Я протянул ему пепельницу, но он не захотел избавиться от нее. Я вернулся к своей камере и убедился, что с оборудованием все в порядке. Я ждал, он продолжал энергично чавкать сигару. Я ждал. Потом шагнул к нему, не раздумывая, но все-таки почтительно сказал “простите меня, сэр”, и вынул сигару изо рта. К тому времени, когда я вернулся к камере, он выглядел настолько воинственно, что мог бы меня растерзать. Именно в тот миг я и сделал этот снимок”…