На наш генофонд никто не посягает!

Архив 201217/04/2012

Нашумевшая новость об импорте… спермы на поверку оказалась не столь “устрашающей”. Напомним, пару месяцев назад эту тему поднял один из народных избранников, по сведениям которого, речь шла не просто о единичных случаях, а о массовом ввозе в страну половых клеток. Странная “статья” импорта не на шутку взволновала депутата, по мнению которого, “завоз” спермы не что иное как угроза национальной безопасности. Словом, сигнал поступил…

В Минздраве принялись выяснять обстоятельства, в частности, а была ли сперма вообще… импортирована. На днях ведомство огласило результаты проведенной проверки. Оказалось, что необычный товар все же провозился в страну, но вполне легально и, конечно же, “по острой нужде”. Как пояснил руководитель аппарата Минздрава Сурен Крмоян, годом ранее свою сперму собственной жене предоставил мужчина, находящийся за рубежом.
Что же касается поставленного на поток импорта спермы, то ничего подобного не было и нет. По словам собеседника, после депутатского “сигнала” были пробиты все базы — от собственных, минздравовских, до таможенных. И нигде никаких нарушений замечено не было. Равно как не обнаружились факты, свидетельствующие о ввозе отнюдь не диковинного “товара”. Другое дело, что в последние годы нашли распространение “детородные” технологии — речь об экстракорпоральном оплодотворении (когда яйцеклетку, извлеченную из организма женщины, оплодотворяют искусственно или, как говорят, в пробирке, а затем переносят в полость матки), суррогатном материнстве (когда оплодотворенную яйцеклетку подсаживают другой женщине и та вынашивает чужого ребенка), а также инсеминации (впрыскивание спермы непосредственно в матку). И если лет пять назад за год в стране проводилось порядка 10-ти такого рода медицинских вмешательств, то ныне, заверил Крмоян, их число достигло 600-700. Но и эти цифры весьма скромные в контексте мировой статистики.
Методы искусственного оплодотворения в Армении освоили лишь три клиники. Но есть немаловажный нюанс. Если в иных странах эта процедура влетает в копеечку — скажем, в одной из московских клиник экстракорпоральное оплодотворение (без учета стоимости лекарственного обеспечения) обходится в 80 тысяч рублей или порядка 1 млн драмов, то у нас ЭКО обходится заметно дешевле. Назвать точных цифр собеседник, правда, не взялся. Но суть в том, что иноземцам, жаждущим прибавления в семействе, это вполне по карману. Соответственно, “рынок” искусственного оплодотворения вполне может быть развит в Армении. Вероятно, именно это и подразумевал депутат, призвавший Минздрав обратить внимание на явление. Мол, начнут в Армении детей в пробирках “размножать”, после чего увозить наш генофонд за бугор. Но тогда непонятно, к чему участникам гипотетического рынка усложнять себе жизнь, организуя массовый завоз спермы в Армению?
Не проще ли воспользоваться услугами местных доноров? Скажем, создать банк спермы — несколько лет назад нечто подобное на базе одной из клиник было организовано. Есть ли такой банк ныне, Крмоян затруднился сказать. “Да и к чему это, — вполне резонно заметил собеседник. — Ведь всегда можно отыскать донора. И не тратиться на содержание спермы в холодильниках. К тому же речь, как правило, идет о решении проблем бесплодия отдельных пар, чаще семейных, долгие годы пытающихся обзавестись потомством. Ну а в таких “единичных” случаях у каждой потенциальной матери обычно есть тот, кто предоставит свои половые клетки, то есть муж, партнер”. Если же проблемы есть у супруга, то опять же разглядеть логику в желании привлечь к делу “иностранную сперму” довольно сложно. Поскольку всегда можно отыскать “местную”. Все это так. Но поразмыслив, несложно догадаться, что сперма из-за бугра могла бы удовлетворить спрос не армянских, а иностранных заказчиков. Ведь наверняка те же европейцы захотели бы иметь ребенка не с “армянским” генофондом, а с “европейским”. Оказывается, не все так просто — ведь в таком случае бесплодным итальянцам или, например, шведам следовало также импортировать и… яйцеклетки. Дело в том, что в случае когда речь о суррогатном материнстве, женщина, вынашивающая плод и ранее имеющая право быть также и донором яйцеклетки, в скором будущем такой возможности лишится. Соответствующий закон, со слов Крмояна, уже прошел во втором чтении в НС. И в будущем суррогатная мать не получит ни малейшего шанса оказаться вынашиваемому малышу родней. Минздравом разработан и скоро будет представлен на рассмотрение правительству и иной документ — проект решения о применении репродуктивных технологий. Это как бы в дополнение к существующему Закону “О репродуктивном здоровье”. В проекте будут разъяснены “технические” нюансы осуществления искусственного оплодотворения в Армении. Таким образом, будут сняты все вопросы, связанные с этой щепетильно-деликатной темой.