На фоне ближневосточной дестабилизации цена мира в Закавказье еще более возросла

Архив 201124/02/2011

Вчера начался визит в Ереван замгоссекретаря США Джеймса Стейнберга. Его сопровождает коллега — помощник госсекретаря по вопросам Евразии Филлип Гордон. Армения стала первым пунктом вояжа американских гостей по Закавказью. Отсюда они направятся в Тбилиси, а завершат поездку в Баку.

Прилетев в аэропорт “Звартноц”, гости после очень краткого отдыха (как-никак, много часов были в полете) поспешили на встречу с президентом Сержем Саргсяном. Пресс-конференции по итогам переговоров, которые, заметим, оказались достаточно длительными, и продолжались даже в ходе делового обеда, не было. Как правило, это означает: обсуждение носило достаточно конфиденциальный, доверительный характер. Однако известно, что главной темой стала карабахская проблематика. Напомним, что именно для консультаций по Карабаху тот же Джеймс Стейнберг в прошлом году дважды встречался с руководством республики. Это, кстати, особо отметил президент, по словам которого такие встречи позволяют придать новый импульс и двусторонним отношениям.
Визит представительного американского “дипломатического десанта” в Закавказье вызвал пристальное внимание наблюдателей. Как написала, например, московская “Независимая газета”, Вашингтон стремится понять обстановку “в регионе с повышенным уровнем конфликтности”. В этой связи газета приводит сообщения о продолжающихся на линии противостояния боестолкновениях. В то же время, считают эксперты, американцев очень интересует предстоящая 5 марта в Сочи встреча Сержа Саргсяна с Ильхамом Алиевым, которая проводится по инициативе и под патронажем российского лидера Дмитрия Медведева. А до этого уже завтра Саргсян направится в Санкт-Петербург, где с глазу на глаз встретится с Медведевым. Видимо, Вашингтону важно понять, могут ли встречи в Питере и в Сочи привести к подвижкам, сближению позиций сторон. Как пишет в этой связи “НГ”, надежд на принятие судьбоносных решений немного. Однако “огромным плюсом будет уже то, что встреча в Сочи снизит нарастающую напряженность на линии соприкосновения. Она достигла такого уровня, что конфликт стали называть не замороженным, а медленно вскипающим”. Кажется, это начинает всерьез тревожить международное сообщество. В частности, многие американские политологи всерьез опасаются, что ситуация может выйти из-под контроля, что приведет к возобновлению войны. По словам сотрудника Атлантического совета Яна Бжезински, “наращивание военного бюджета Азербайджана чревато нестабильностью…

Угрозы Баку о том, что военный бюджет Азербайджана скоро сравняется с госбюджетом Армении, говорят о том, что власти этой страны не видят решения проблемы невоенным путем. Такая политика вынуждает Ереван думать о превентивных действиях в краткосрочной перспективе”. Впрочем, это тревожит отнюдь не только международное сообщество. Уже и в Баку кое-кто начинает ощущать дискомфорт. Так, по мнению азербайджанского политолога Расима Мусабекова, “если стороны дали согласие на еще одну встречу в Сочи, значит, есть предмет обсуждения и смысл вновь услышать точку зрения друг друга”. При этом, конечно, представитель политической мысли Баку не удержался от соблазна в очередной раз лягнуть посредников — Минскую группу в целом и Москву в частности, обвинив их в “малоэффективности” миротворческих усилий. При всем том важно учесть, что бесспорная активизация международного сообщества в вопросе Карабаха, витающие в воздухе намеки на возможность реанимации процесса армяно-турецкого примирения имеют вполне конкретную причину. Весь Ближний Восток охвачен беспрецедентной волной дестабилизации, конечные результаты которой пока никто не возьмется предсказать. Существуют опасения, что эта волна может “дохлестнуть” и до Южного Кавказа. Не зря же в последнее время авторитетные зарубежные исследовательские центры прямо говорят, что в том же Азербайджане социально-экономический фон, несмотря на высокие доходы казны от энергоносителей, может стать причиной беспорядков. Ведь безработицы, коррупции, несправедливостей в этом “наследственном султанате” даже больше, чем в охваченных мятежами арабских странах. Это объясняет и причину нынешней заинтересованности ситуацией в регионе. С одной стороны, Баку постоянно грозит силой, бряцает оружием, что заставляет Ереван предпринимать адекватные меры. С другой — усиление внутриполитической и социальной напряженности на Апшероне способно толкнуть тамошних правителей на силовую авантюру для “сплочения нации перед лицом внешней угрозы”. Между тем после относительного успеха посредников на астанинском саммите ОБСЕ в декабре прошлого года прогресса не зафиксировано. И даже наоборот — воинственная риторика стала жестче, провокации на линии огня продолжались едва ли не с прежней интенсивностью. Поэтому и возникла необходимость попытаться снизить напряженность, как бы вывести регион “за скобки” дестабилизационных процессов на Ближнем Востоке. В этой связи любопытным выглядит своеобразное признание, проскользнувшее в публикации бакинской газеты “Зеркало”. Повторяя общеизвестные истины, что новая война нарушит планы Запада в транспортно-энергетической сфере, а Россию поссорит с Азербайджаном и Турцией, газета предлагает еще одно объяснение того, почему азербайджанское руководство, крайне недовольное всеми миротворцами, всякий раз тем не менее соглашается на продолжение переговоров. Дело в том, что “Баку еще не создал необходимые, прежде всего внешние предпосылки для изменения существующего статус-кво вне рамок МГ ОБСЕ. Поэтому ему приходится согласиться на реанимирование мирных переговоров”. То есть на самом деле в военном отношении азербайджанская сторона чувствует себя вовсе не так уверенно, как пытается представить. А что касается формата Минской группы, то очень сложно представить, что он вообще будет как-то изменен. Этого не произошло даже в период существенного охлаждения отношений Москвы с Западом, тем более не произойдет и теперь, на фоне “перезагрузки”. А все попытки вытолкнуть грандов мировой политики из миротворческого процесса, изменить формат переговоров выглядят просто смехотворно. Поэтому шансов на возобновление войны мало, зато переговорный процесс обещает затянуться очень надолго.