На армянина-участкового покушались националисты, игравшие в робингудов

Архив 201124/03/2011

На армянина-участкового покушались националисты, игравшие в робингудов

Что стоит за покушением на столичного участкового Беняминяна? — задается вопросом корр. “Комсомольской правды” Евгения СУПРЫЧЕВА, попытавшаяся докопаться до сути…

В начале этого месяца в районе Гольяново стреляли в участкового Гагика Беняминяна. Полицейский подъехал к участку, вышел из машины, и тут раздались выстрелы. Одна пуля попала в ключицу, другая раздробила челюсть. Полицейский выжил. И уже дал показания. Рассказал, что стрелял в него юнец в кепке. За что? Да мало ли врагов у участкового! И среди прочих — с виду тихая и робкая учительница музыки Елена Журина. Вот уж, казалось бы, откуда угрозы ждать не стоит. Но именно ее увезли на допрос первой. Сама-то учительница, конечно, на курок не жала, но есть версия, что именно этот “божий одуванчик” натравил на полицейского… экстремистов. “Меня регулярно избивают соседи-узбеки, пытаясь выжить из коммуналки, — жаловалась Журина “заступникам”. — А участковый их всячески покрывает, думаю, его просто купили. И я прошу вас о помощи…” В этом месте голос учительницы срывается. Такое видеообращение висит на сайте ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции, которое ГУВД Москвы сейчас требует признать экстремистским).
Изначально Журина позвонила в офис “спасителей”, и к ней немедленно выехала съемочная группа (у этих ребят все поставлено на широкую ногу). Дело было в августе. Прошло полгода, и — о чудо! — участковый в больнице, а ненавистные соседи испарились. “Нам без конца звонили, угрожая убить меня и моих “выродков”, — говорит сосед учительницы Калбай Жуматов. — И после покушения на участкового я понял, что это все не шутки. Мы уехали на съемное жилье. Хотя это неправильно. Мы, так же, как Журина, приехали еще в советское время по лимиту. Только она — из Грузии, а мы — из Узбекистана. Так же, как она, получили российское гражданство и прописаны в этой коммуналке. И мы не хотели выжить учительницу из квартиры! Я пытался объяснить это тем людям, но они не слушали”.
Националисты… “Да что вы?! — изумляется лидер ДПНИ Александр Белов. — Действительно, мы оказывали Журиной юридическую и моральную поддержку, но с угрозами никому не звонили и в участкового не стреляли. Это я вам со всей ответственностью заявляю. Мои люди не промахнулись бы!” Аргумент, однако. Сам участковый Беняминян залечивает раны в больнице и от любых комментариев отказывается. А вот что думает об этой истории Журина? Отправляюсь в ту самую злополучную коммуналку. “Ой, только не разувайтесь! — машет руками невысокая полноватая женщина с копной волос а-ля Пугачева. — Соседи только недавно уехали, микробы еще, наверное, остались…” Учительница весела и суетлива. “Что касается покушения, я тут совершенно ни при чем, — уверяет, ведя через пустой коридор в свою комнатушку. — Понимаете, у нашего участкового масса врагов в районе, настолько все устали от его беззакония. Вполне возможно, что у кого-то просто лопнуло терпение. Я так на допросе в милиции и заявила”.
“Послушайте, а как вы решились обратиться в ДПНИ?” — интересуюсь, разглядывая пианино и синтезатор, заваленный грудой какого-то хлама. Оказывается, надоумили добрые люди из одной правозащитной организации, пороги которых Журина обивает годами. “Но вы разве не знали, что собой представляет эта контора?” — уточняю. “Мне это без разницы, — отвечает. — Мне важно было получить защиту”. …”Если все это счастье благодаря националистам, то благослови их господь!” — явно читается во взгляде учительницы. Нечего сказать, хорошо живем, если москвичи в поисках справедливости вынуждены идти на поклон к экстремистам! Но, прежде чем сокрушаться, попробуем разобраться. У самой Журиной богатая биография. За плечами две судимости с условным сроком. Первая за то, что пырнула ножом соседку (порезала той руку). Вторая — за “угрозу убийством”: опять-таки носилась с ножом по квартире. Пыталась догнать приятеля соседей, который зашел в гости…

…Коммунальная грызня — это всегда на грани здравого смысла. Но националисты не брезгуют влезать в подобные бытовые разборки. Да, в ДПНИ открестились от покушения на участкового. Но зато ответственность за стрельбу взял на себя некий БОРН. О чем сообщили все националистические сайты. Аббревиатура БОРН расшифровывается как “боевые отряды русских националистов”. Этакие робингуды, которые действуют не по закону, но по справедливости. Свою деятельность развернули в последние 2-3 года. Так, в прошлом году они отомстили таксисту-армянину Хачикяну, который жестоко избил беременную сотрудницу “Евросети”. Дело было в Москве. Таксист зашел в салон. Протянул 30 рублей для пополнения счета. Женщина замешкалась. Таксист недолго думая обложил ее матом, затем вытащил за волосы из-за стойки и врезал. Потом еще раз и еще… Бил в живот. Через полчаса Олесю (так зовут продавщицу) увезла “скорая”. Из-за избиения у нее случился выкидыш прямо в машине. Против Хачикяна возбудили уголовное дело, но суда он не дождался. Труп его нашли на съемной квартире, а рядом с телом — записку: “Это за ребенка. БОРН”. Ранее тот же БОРН отомстил за школьницу Аню Бешнову. На нее напал пьяный дворник из Узбекистана, ударил, повалил на землю и насиловал всю ночь. “Я отпустил ее под утро, — признался насильник во время следственного эксперимента. — Она с трудом встала, застегнула джинсы, а потом закричала, что все расскажет матери, напишет заявление в милицию. Тогда я начал ее бить…” И забил до смерти. Спустя полгода в соседнем районе был убит гастарбайтер. Его голову принесли к управе района — того, где убили Аню Бешнову.
Подобных примеров самосуда по Москве с десяток. И все со ссылкой на БОРН. И странно, что стражам порядка так и не удалось нейтрализовать эту опасную группировку. “На самом деле это не одна какая-то организация, а просто бренд, — говорит директор Информационно-аналитического центра “Сова” Александр Верховский. — Любая из группировок может совершить самосуд, но подписываться будет не своим именем, а как БОРН”.
“Сейчас у националистов не вертикальная структура управления, а горизонтальная, — говорит Верховский. — То есть у них нет штаба, откуда отдаются команды. Просто одна из группировок может заинтересоваться делом — самые громкие истории ведь обсуждаются на сайтах и форумах. На форуме того же ДПНИ, словно приглашение для всех желающих, опубликованы не только интервью с Журиной, но и точные адреса ее обидчиков. Такое мини-досье: дата рождения, адрес, домашний телефон, мобильный. Мол, пользуйтесь, господа хорошие. Вы можете звонить и угрожать соседям (а тем, к слову, звонили не только с московских, но и с питерских номеров). Или вы можете совершить “подвиг”. И сами националисты зачастую не знают, кто именно “отличился”… Но БОРН может приписать себе и чужие преступления… В первую очередь националистов интересует самопиар, а вовсе не справедливость. Взять того таксиста, против него ведь возбудили уголовное дело — не отпустили и не оправдали. То есть легальное правосудие еще не успело дать повода для “всенародного гнева”, а националисты уже вмешались. Что касается мести за изнасилованную и убитую девочку… Думаете, нацболы нашли реального насильника? Нет, они отрезали голову первому попавшемуся дворнику (кстати, реальный преступник не ушел от наказания — был осужден на 22 года). Где тут справедливость?”
(Печатается с сокращениями)