Мюнхен: дежурный оптимизм посредников и милитаризм Ильхама Алиева

Архив 200924/11/2009

Воскресная встреча президентов Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в баварской столице в формате “с глазу на глаз” длилась четыре часа.

Затем переговоры продолжились в присутствии сопредседателей Минской группы ОБСЕ, министров иностранных дел двух стран и личного представителя председателя ОБСЕ. Комментариев для прессы со стороны глав государств так и не последовало.
Зато достаточно любопытны комментарии со стороны французского и американского посредников. Бернар Фасье, выступивший первым на правах “хозяина территории” (саммит проходил в помещении генерального консульства Франции в Мюнхене), с одной стороны, отметил “существенный прогресс”, а с другой — констатировал, что в ходе переговоров “обозначились и сложности”. Американский миротворец Роберт Брадтке “впечатлен мощной волей”, проявленной сторонами в поисках урегулирования противостояния, но признает, что он как человек в Минской группе новый впечатлен не столько содержанием дискуссии, сколько тем, “как оба президента работали с нами”. В итоговом заявлении миротворцев сказано, что “президенты провели детальное и тщательное обсуждение самых важных и нерешенных пунктов предложений сопредседателей. Переговоры… были конструктивными. В некоторых вопросах был намечен прогресс. Одновременно некоторые вопросы все еще остаются открытыми. Президенты поручили главам внешнеполитических ведомств своих стран продолжать работу с сопредседателями над этими вопросами. Следующим шагом будет рабочая встреча двух министров в преддверии заседания Совета министров ОБСЕ, который состоится 1-2 декабря в Афинах”.
Согласимся, все это довольно неопределенно и расплывчато, особенно в свете того, что сопредседатель от России Юрий Мерзляков предпочел пока сохранить молчание. Очевидно, что каждый шаг на пути к миру дается со все большим трудом. Обычно такое положение дел дипломаты склонны называть естественным, поскольку ясно, что много легче делать общие заявления, нежели согласовывать конкретные шаги и позиции. Тем более если одна из сторон не скрывает своего пессимизма в отношении конечных результатов переговоров, понимая, что они неизбежно окажутся весьма для нее болезненными. Поэтому в преддверии Мюнхенской встречи Ильхам Алиев попытался сломать всю логику переговорного процесса.
Он заявил, в частности, что если встреча в Германии не даст результатов, “Баку может выйти из переговоров” и попытаться решить вопрос военным путем: “Азербайджан имеет полное право военным путем освободить свои земли”. Эти высказывания произвели требуемый резонанс. Сопредседатели выступили с заявлением, призывая Ильхама Алиева воздержаться от воинственных заявлений. В международных СМИ поднялся шум, а канал Euronews даже назвал свой репортаж “Последний шанс для Карабаха”, подчеркнув, что в Мюнхене решается судьба подписанной в прошлом году в России “Майндорфской декларации”. Напомним, в этом документе говорится о намерении сторон избегать силы и угроз, подобных тем, которые в очередной раз озвучил азербайджанский лидер.
Воинственность Ильхама Алиева на первый взгляд выглядит странной. Ведь реакция международного сообщества на его слова была хоть и достаточно широкой, но в целом негативной. Процитируем лишь известного российского эксперта Сергея Маркедонова, который в данном контексте отметил, что “военные действия в зоне карабахского конфликта начнутся в том случае, если у кого-то откажет часть мозга, отвечающая за рациональное мышление”. Маркедонов совершенно справедливо полагает, что это стало бы “большой и неудачной авантюрой”, на которую президент Азербайджана не пойдет, “поскольку в отличие от Михаила Саакашвили является рациональным политиком”. Намек на возможные результаты возобновления военных действий более чем понятен. Поступив столь “нерационально”, Азербайджан неизбежно окончательно потеряет Карабах, как это получилось у Грузии с Абхазией и Южной Осетией.
Очевидно, что высказывания президента Алиева лишь ход в текущем дипломатическом противоборстве, причем не только на “карабахском направлении”. Прав бывший российский сопредседатель Минской группы посол Владимир Казимиров, который в интервью агентству NEWS.am указал, что “именно в отказе от войны — реальный ключ к урегулированию в Карабахе”. Отсюда ясно, что не на активизацию урегулирования нацелены высказывания Ильхама Алиева, подоплека здесь совершенно иная. Как опытный дипломат, Владимир Казимиров эту подоплеку моментально разглядел. По его словам, “угрозы в адрес армян нацелены на упреждение ратификации парламентом Турции цюрихских протоколов… Видимо, он (Алиев — А.Х.) полагает, что накал ситуации вокруг Карабаха не даст туркам забыть об их обещаниях Баку обусловить эту нормализацию возвратом территорий, захваченных армянами в годы войны. На самом деле это значило бы надолго загнать в тупик оба труднейших процесса и если не обострить, то, как ни странно, хотя бы законсервировать статус-кво в регионе. Как говорят, чем хуже, тем лучше.
Однако возврат к угрозам новой войной требует четкого отпора от ОБСЕ, государств-посредников и всего международного сообщества. Не годятся скидки на то, что это скорее обман своих же граждан, чем сигнал перехода от слов к действиям. Встреча министров иностранных дел государств — участников ОБСЕ в Афинах в начале декабря с.г. не должна проходить мимо подобных вызовов. Формы протеста могут быть разными, но суть — однозначная неприемлемость нарушения документов о перемирии и принципа неприменения силы и угроз силой”.
Не исключено, что за воинственность азербайджанскую сторону и впрямь немного пожурят. Но главное в том, что в такую риторику давно никто не верит. Рассчитывай Баку на успех военной операции — она бы давно была осуществлена. Поэтому все понимают алиевские высказывания не как реальные угрозы, а как шантаж. Причем адресатами шантажа являются, как видим, отнюдь не Ереван и Степанакерт. Очевидно, что армянская сторона не пойдет ни на какие уступки только потому, что азербайджанский лидер в очередной раз раздухарился. Как-то Серж Саргсян сказал по аналогичному поводу: “Мы войны не хотим, но и воевать не боимся”. И более к этой теме не возвращался. Алиев, как видим, возвращается постоянно. Он шантажирует Минскую группу ОБСЕ и Турцию, полагая, что таким образом может усилить их давление на армян. Ведь новой войны в регионе никто не хочет — слишком разрушительны будут последствия для планов международного сотрудничества. Причем при любом исходе боевых действий.
Все это означает, что Азербайджан не склонен на данном этапе согласиться с содержанием Мадридских принципов урегулирования. Баку стремится притормозить миротворческий процесс, надеясь, что в этом случае Анкара “даст слабину” и приостановит также процесс армяно-турецкого урегулирования. Шансов на это, конечно, немного, но и полностью исключать такого развития событий нельзя. Но к чему приведет на деле сохранение статус-кво в регионе? Карабах в состав Азербайджана никто тянуть не станет, в этом смысле никаких изменений не будет, но кое-какие перемены будут. Анкара очутится в весьма двусмысленной, если не скандальной ситуации — неприлично менять правила игры в ходе самой игры, надо выполнять достигнутые договоренности. Кроме того, именно по вине азербайджанской стороны провалятся серьезные, сулящие многочисленные выгоды планы международного транспортно-энергетического сотрудничества. Авторитету и имиджу обоих тюркских государств будет нанесен существенный ущерб. И когда переговоры возобновятся (а это рано или поздно обязательно случится), позиция Баку будет заметно слабее, чем ныне. Ведь демонстрация отсутствия конструктивизма не лучший способ завести союзников и найти понимание на международном уровне.
Армен ХАНБАБЯН