“Мы ждем перелома не там, где надо”

Архив 201128/06/2011

Итоги казанской встречи комментируют эксперты

Информационный натиск, развернувшийся в преддверии казанской встречи, чем-то очень напоминал атмосферу десятилетней давности — когда накануне очередного раунда переговоров в Ки-Уэсте посредники лучились оптимизмом, а пресса была наводнена публикациями по поводу возможности подписания предполагаемого плана урегулирования карабахского конфликта… Ки-Уэстскую встречу потом, как минимум, года три анализировали и обсуждали эксперты и политики. Что будет после прошедших в Казани переговоров, сказать сложно, экспертное сообщество теряется в догадках — считать ли отсутствие прогресса тупиком, срывом переговорного процесса или это было вполне ожидаемым результатом.
Как дальше пойдет переговорный процесс и можно ли считать, что он зашел в тупик? Отвечая на этот вопрос журналистов, председатель НПО “Европейская интеграция”, аналитик Карен Бекарян заметил, что в глобальном смысле переговоры по карабахскому урегулированию находятся в тупике, и выйдут оттуда только тогда, когда за стол переговоров как полноправный член вернется Нагорный Карабах.
По его словам, реальный прорыв в переговорном процессе будет лишь в том случае, “если Азербайджан каким-то чудом станет демократической страной или если Алиев будет иметь 150% гарантии, что в результате изменений он останется при власти”. По мнению эксперта, прогресс будет возможен и в том случае, если Азербайджан будет вести переговоры напрямую с НКР. “Когда оба перечисленных положения начнут работать, то тогда возможен перелом, а до этого переговоры будут проходить по той же логике, по которой шли до сих пор”, — считает Бекарян, подчеркивая, что даже если на бумаге будет зафиксирован прогресс, без участия НКР вопрос не может быть решен. В этом контексте, по его словам, вспомним призыв президента Армении к Совету Европы напрямую работать с НКР.
Причины того, что казанская встреча не стала переломной, по мнению Бекаряна — не ситуативные, а глубинные, и армянская сторона не раз о них говорила. Так, одна из причин в том, что политика Азербайджана за последние годы фиксирует значительный разрыв между переговорным процессом и внутренней пропагандой. “С одной стороны, мы имеем дело с крайне враждебной риторикой Азербайджана, с различными угрозами применения силы, с другой стороны — логика переговорного процесса совершенно иная. Подписать документ об основных принципах для Алиева означает подписаться под тем, что его администрация довольно долго обманывала собственный народ. В итоге, как об этом заявил министр иностранных дел Армении, уже в четвертый раз подряд Азербайджан в последний момент ставит на стол переговоров порядка десяти новых предложений”, — говорит К.Бекарян.
Вторая причина, по его словам, некоторая потеря ощущения реальности у азербайджанской стороны: “Ярким доказательством служит интервью Алиева телекомпании “Евроньюс”, в котором не содержится ни единого элемента реальных уступок. Такое впечатление, что время для Ильхама Алиева остановилось, и он неадекватно реагирует на действительность. А это приводит к тому, что мы видим”.
Третья причина в том, что в переговорном процессе негативную и деструктивную роль прямым или косвенным способом играет Турция. “В том случае, когда сопредседатели столько времени и усилий тратят на достижение какого-либо результата, Турция своим поведением смешивает все карты, поощряя Азербайджан придерживаться более жесткой позиции. И самое интересное во всем это то, что Турция это делает исходя исключительно из своих интересов, и, естественно, не неся никакой ответственности за провоцируемую ситуацию”, — говорит он.
Резюмируя, аналитик отмечает, что мы ждем перелома не там где надо. “Перелом в первую очередь должен быть констатирован не за столом переговоров, а в поведении переговорщика (в данном случае Азербайджана). Переломом можно будет считать уменьшение проявлений армянофобии и расизма в Азербайджане, когда военная риторика сменится желанием строить нормальные отношения с соседями. Не случайно, что эту тему подробно затронул в своем выступлении в ПАСЕ президент Армении. В конце концов, пока не будет зафиксирован этот перелом, перелом в переговорном процессе невозможен”.
Отвечая на вопрос, какие новые вызовы могут угрожать армянским сторонам в сложившейся ситуации, К.Бекарян не исключил, что разговоры о возможности возобновления войны вновь участятся. “Подход здесь четкий. У нас нет причин для паники, в то же время мы не имеем права терять бдительность. Следовательно, армянская армия была и остается гарантом и фактором нашей безопасности номер один. И это так, независимо от расчетов вероятности войны, независимо от того, составляет эта вероятность 80% или одна тысячная процента”, — говорит он.
По мнению политолога, руководителя Аналитического центра глобализации и регионального развития Степана Григоряна, отсутствие результатов на встрече президентов в Казани — положительный результат.
“В Казани победила логика, поскольку основ для подписания серьезного документа в ходе этой встречи не было”, — заявил Григорян, отметив, что не считает встречу провальной. Казанская встреча, считает он, также ознаменовала завершение этапа искусственного оптимизма, который был начат в 2006 году в Рамбуйе. “До казанской встречи МИД России выступил с двумя заявлениями о том, что стороны что-то подпишут, придут к соглашению. Началась целая кампания, однако серьезных основ для подписания документа не было”, — заявил аналитик. Обосновывая сказанное, он заметил, что в условиях наличия серьезных противоречий в вопросе возможных уступок, отсутствия Степанакерта за столом переговоров, а также высокого уровня недоверия между сторонами подписание какого-либо документа было бы искусственным, а это не исходит из интересов ни одной из конфликтующих сторон.  Говоря о последствиях казанской встречи в плане возможности возобновления военных действий в зоне конфликта, Григорян отмечает, что не видит такой опасности. Обосновывая подобную точку зрения, он ссылается на заявление глав стран-сопредседателей в Довиле, которое, по его оценкам, было довольно жестким. “Сопредседатели Минской группы, а точнее, президенты США, России, Франции четко заявили, что силового решения быть не должно. И я не думаю, что Азербайджан решится выступить против всего международного сообщества. С международным сообществом лучше не шутить”, — заметил он, имея в виду применяемые международным сообществом санкции в отношении авторитарных режимов. Ну а тот факт, что в отношении Азербайджана подобного рода санкции не применяются, Григорян объясняет тем, что “Азербайджан пока не переходит границ”.
Комментируя милитаристские заявления президента Азербайджана после встречи в Казани, Григорян отмечает, что такого рода выступления вполне логичны, поскольку заменяют собой объяснения по поводу отсутствия результатов. “Ясно, что азербайджанское общество ждет каких-то положительных решений. Власти Азербайджана часто делают достаточно оптимистические заявления, и сейчас, естественно, им надо как-то снизить градус ожидания, который был внутри общества”, — говорит он, отмечая, что милитаристская риторика Баку на данном этапе направлена на внутреннего слушателя, поскольку в контексте предстоящих выборов карабахский вопрос может пошатнуть позиции Алиева.
В современном мире начало войны не может стать решением одной страны, тем более в случае с Азербайджаном, когда риски могут коснуться многих стран”, полагает глава Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян, комментируя вопрос о том, усилилась ли вероятность возобновления военных действий в зоне карабахского конфликта. “Что такое военное решение конфликта и к каким последствиям оно ведет, все прекрасно знают. Кроме того, в Довильском заявлении глав стран — сопредседателей МГ ОБСЕ четко отмечается, что возобновление войны будет удостоено осуждения международного сообщества. Какие последствия будут у этого осуждения, думаю, также всем известно”, — отметил аналитик.  По его словам, стороны переговоров уже отметили, что отсутствие результатов на казанской встрече вовсе не означает, что переговоры не будут продолжены. Об этом, невзирая на озвучивание оценок различного толка, заявил и Азербайджан, подчеркнул Саркисян. Что касается прозвучавших после встречи в Казани милитаристских заявлений Баку, то их, по мнению политолога, не следует воспринимать серьезно. “Ну устроили пышный парад, чтобы себя успокоить, показать, какие они сильные и смелые”, — заметил он, призвав все же основываться на заявлении о готовности Баку продолжить переговоры. Другой вопрос, в какой форме и с какой интенсивностью будут протекать дальнейшие встречи. На вопрос, может ли Азербайджан поднять вопрос и добиться смены посреднического формата урегулирования конфликта, Саркисян заметил, что хоть и азербайджанская сторона заявляет, что формат МГ себя исчерпал, однако смены формата в одиночку добиться не сможет. “Каждая сторона может иметь собственное мнение и видение формата, но для его изменения необходимо согласие всех сторон конфликта”, — заключил он.
По мнению политолога Гранта Мелик-Шахназаряна, заявления президента Азербайджана в интервью телекомпании “Евроньюс” стали сигналом к тому, что Алиев едет в Казань провалить переговоры. Как известно, в этом своем интервью президент Алиев в очередной раз заявил, что в Казани будет обсуждаться вопрос широкой автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана.
Ссылаясь на довильское заявление, в котором сказано, что последующее затягивание переговоров будет оценено как стремление провалить переговоры, политолог заметил, что, фактически, предложение Азербайджана внести 10 изменений в документ и провалило возможный прогресс. “Для нас очень важно, что стороной, тормозящей прогресс, является Азербайджан. Возможно, именно вследствие того, что наша позиция сильна, Азербайджан не позволил себе подписать основные принципы даже после довильского заявления”, — отметил он.
Политолог обращает внимание на сделанное еще до встречи в Казани заявление сопредседателей о том, что если и на этот раз не удастся зафиксировать прогресс в переговорном процессе, то они будут вынуждены внести резкие изменения в лежащий на столе переговоров документ. Отсюда, считает он, возможен отказ от мадридских принципов и армянская сторона должна быть готова к любому повороту событий.
Подготовила Тамара ОВНАТАНЯН