“Мы там, где армяне…”

Архив 201122/01/2011

Он один из тех людей, кому не дают покоя проблемы не только искусства, но и общества и составляющих его граждан. Эта обеспокоенность является отправной точкой и, соответственно, находит свое отражение во всех его начинаниях: начиная от киноидей, заканчивая телепроектами. О новых проектах, планах, передачах беседуем с теледеятелем, президентом Всеармянского географического общества Рафаэлом ОГАНЕСЯНОМ.

— Практически в каждой твоей передаче рассказывается о наших благополучных зарубежных соотечественниках. На их фоне мы, местные, выглядим весьма и весьма… Неужто и впрямь все наши сограждане живут там припеваючи и комфортно?
— Мы в основном рассказываем о тех, чьи деды, попав на чужбину после геноцида и отработав там десятки лет, достигли определенных высот — о людях, заплативших за комфортную жизнь тяготами и лишениями. А о тех, кто недавно эмигрировал, мы практически не рассказываем. Я сам не разделяю позицию уезжающих армян. Более того, в течение трех лет в программе “Назад в будущее” нами было представлено более семидесяти историй о возвращении армян на родину. Другое дело, когда профессионального специалиста или известного музыканта приглашают на конкретную работу по контракту. Их осуждать не совсем верно.
— Вы работаете на внутреннюю аудиторию. И это замечательно. Но много ли о нас знает внешняя “аудитория”, те, кто никак не связан с армянством и сам не армянин?  
— Сегодня нет ни одного мирового путеводителя, который бы толком представлял Армению. Прокрутка роликов об Армении по CNN и Euronews, я думаю, недостаточна. Мир лишен информации об Армении. Считаю, что для начала необходимо подготовить такой путеводитель, скажем, для “Дорлинг Киндерсли” и почаще приглашать сюда зарубежных телевизионщиков, чтоб они сами снимали сюжеты об Армении. Более того, необходим фильм, доступно и, конечно, интересно рассказывающий о нашей стране, чем мы, признаться, сейчас и занимаемся. Это 26-минутный фильм, который впоследствии будет переведен на другие языки и представлен на многих мировых каналах при содействии членов Всеармянского географического общества в разных странах.
В целом же, на мой взгляд, наше “умение” представлять страну — не только в туризме, но и в других областях нашей жизни — ощутимо отличается от того, как это делается за рубежом. К примеру, я был поражен тому, как представляют свое культурное наследие в Словении — нам с помпой показали некий замок, вырубленный в скале, который ничего особенного не представлял. На этом фоне наш Гегард, который объективно заслуживает куда более пристального внимания мировой культурной общественности, выглядит довольно бледно. Я представлю, что бы творилось в той же Словении, находись там копье Лонгина. Туда бы было не пробиться! Почему Гегард не представлен так же, как достопримечательности за рубежом — я не знаю. Да и вообще — почему, имея Нарекаци и Комитаса, мы не пропагандируем как надо культуру нашей страны?
— К слову, говорят, ваша организация работает над созданием музея Комитаса?
— Идея возникла давно. Сейчас мы пытаемся организовать временную экспозицию при поддержке Минкульта, что привлечет внимание к созданию музея. Планируем также запустить проект “Армянская диаспора” — серию фильмов, рассказывающих об истории общин, в производстве находятся и телефильмы, посвященные знаменитым деятелям национальной культуры — Комитасу, Айвазовскому и др., а также армяно-норвежский фильм о Фритьофе Нансене. Иначе говоря, мы там, где армяне…
— Хорошо бы их прокручивать по армянским телеканалам, ведь таких передач крайне мало…
— Согласен. Полумеры, которыми сегодня пытаются как-то что-то наладить, ничего не исправят, потому что основная проблема нашего телевидения в отсутствии вкуса и чувства меры. На армянских телеканалах нет и намека на альтернативное творческое мышление. Креативно мыслящим людям — зачастую профессионалам — не дают прохода… Я считаю, что со всем армянским телевидением надо поступить так, как в один прекрасный день у нас поступили с водителями, не пристегивающими ремни безопасности. Иначе говоря, руководство волевым решением должно запретить многое из того, что происходит сегодня на нашем телевидении!
26-минутный рекламный блок — это очень плохо. Три сериала подряд — это ужасно. Но намного страшнее то, что народ стал привыкать к этому. Пошлость и безвкусица в порядке вещей, более того — знак хорошего вкуса!
Несмотря на то что я за демократические принципы, что касается нашей страны, я обеими руками за цензуру и за то, чтоб в нашей стране была некая национальная идеология. Нужно возродить худсоветы, в которые войдут люди, разбирающиеся в культуре намного больше остальных, и станут законодателями вкуса. Возможно, в нашей культуре необходим определенный императив.
— С минусами все понятно, а есть ли плюсы?
— Есть конечно. Мне очень не хотелось бы оставить впечатление человека исключительно поносящего все и вся. У нас есть много преимуществ перед остальным миром, и, как ни странно, именно перед демократическими странами. Отсутствие у нас демократии в необходимой, по мнению всяких евронаблюдателей, степени имеет и свои положительные стороны. К примеру, в отличие от демократической Австрии у нас, слава Богу, нельзя и в мыслях допустить, чтобы отец держал в подвале свою дочь и насиловал ее 19 лет. Наши дети не входят в банды, как в других демократических странах. Смотрят, конечно, сериалы про бандитов, но банды не сколачивают. Максимум — мелкое хулиганство. Потом, наркомания у нас не такая повальная, как в той же Норвегии, где по дороге из аэропорта в гостиницу можно встретить порядка 150 наркоманов, умирающих у тебя на глазах. Далее, у нас нет такого количества больных СПИДом, как в той же России…
Хочу сказать, есть какие-то моральные нормы и принципы, которые мы все еще сохранили, и это прекрасно. У нас есть культура, традиции и обычаи. И если все это собрать воедино и направить в верное русло, то очень скоро мы станем нормальной, развитой страной!