“Мы стали каким-то антикомитасовским народом…”

Архив 201224/01/2012

Писателя и драматурга Перча ЗЕЙТУНЦЯНА как никого беспокоит судьба телевизионного, да и вообще языка. И не только языка. Почему нельзя изъясняться на простом, ясном, внятном армянском, без арго и вульгаризмов — вот что заботит его. Почему в телесериалах столько поверхностной чуши?

— …Чтобы разобраться, нам прежде всего надо определить общий диагноз. Дело в том, что в каждом языке есть язык литературный и уличный. Как мне кажется, ни в одном языке так разяще не велика разница между литературным языком и уличным, как в армянском. Водораздел огромен. Именно это и сильно усложняет работу писателей, драматургов — всех, кто пишет диалоги. Очень усложняет.
Настоящие писатели, как мне кажется, умеют найти золотую середину. Что это значит? Это значит не увлекаться только лишь языковой фактурой, а идти по пути языкового мышления. Именно мышление персонажа должно отличать интеллигента, рабочего, крестьянина, художника, полицейского и т.д. Языковая фактура — дело простое, нетрудоемкое, а вот языковое мышление — вот что трудно, вот что требует писательского мастерства.
…Я не говорю, чтобы все поголовно, в том числе и на телевидении, говорили на рафинированном армянском, просто нужен нормальный армянский язык, не вызывающий отторжения, понятный любому, не пугающий обычного человека.
Я не скажу, что блестяще знаю русский, но знаю настолько, чтобы утверждать, что нет большой разницы между сегодняшним русским литературным языком и языком улицы. Это ежечасно доказывает российское ТВ. Я смотрю их телевидение и могу ответственно сказать об этом… Бандит в русском сериале говорит нормальным языком, и не язык его характеризует как персонаж.
В чем же наша принципиальная ошибка? У нас все еще бытует следующий эстетический уровень: отразить жизнь такой, какая она есть. Это было когда-то, у Григора Зограба есть книга “Жизнь как она есть”. Потом пришло время показать жизнь такой, какой она видится. Сегодня актуален другой подход: жизнь как она мыслится. А мы застряли на “жизнь как она есть”. Ротации никакой. Поэтому нас и стараются убедить, что в сериалах персонажи говорят так, как в живой жизни. Но это неверно. Это только калька, копия. А еще ТВ постоянно спекулирует на рейтингах, а это самое ненадежное, самое опасное. Я заметил: чем хуже передача или сериал, тем выше рейтинг.
Так что все эти рейтинги и утверждения, что, мол, в сериалах показана настоящая, без прикрас, жизнь, — это уловка. Искусству — любому — копия не нужна. Особенно на экране и сцене.
…Благодаря сериалам армянский язык лишился такого обычного слова, как “ПісбХ »Щ” (“могу”), все время слышно “ПісіЩ, Пісіл” — просторечная форма. Этого обычного слова уж нет, язык утерял его. В чем дело? Неужели литературная форма так сложна, так трудно произносима? Или “ЛЗ” (“почему”) — отвратительная вульгарная форма, сплошное “ЛЗ”. Что, земля перевернется, если в сериалах будут говорить “ЗЭгбх”. Это только частные примеры, но очень красноречивые и характерные для явления в целом. Так, впрочем, говорят и многие интервьюируемые лица, в том числе депутаты, тахапеты и пр. Их интервью газеты печатают без редактирования — и их подлинный образ предстает как живой.
Истоки? Человек обучается языку в семье, в учебных заведениях, на улице, а сегодня и “благодаря” телевидению. Дети не виноваты, главная вина, думаю, лежит на школе, улица влияет опосредованно. Если человек владеет языком, улица его не слишком испортит. Уличный язык, а в последнее время и телевидение портят прежде всего детей. А далее процесс идет, не останавливаясь. Все также усугубляется малой образованностью, игнорированием книг, чтения.
…Да, мы имеем высокую культуру, но
 есть огромная разница — горы и моря — между высокой культурой и культурой бытовой. С одной стороны, имеем Авета Тертеряна, с другой — рабис. А телевидение изо всех сил сужает сегмент высокой культуры. До неприличия.
Ладно — язык… Но вот о чем говорят в сериалах? Бесконечные пустопорожние диалоги. Дойдем ли мы до достаточно серьезного, профессионального уровня? Надо бы идти вглубь, но как это делать, когда авторы сериалов копошатся в примитивных бытовых ситуациях и проблемках? Не подумайте, я не против бытописательства. У нас есть такой блестящий бытописатель — Сундукян, но он поднимается над бытом. Быт — это тема, основа, остальное…
Жизнь такая, утверждают “сериальщики”, такова жизнь. Смотришь — и кажется, что нас окружают одни только грубые, невежественные, невоспитанные люди. Мужланы. В одном из сериалов то и дело мужчины бьют женщин. И это правда жизни? И это искусство?
Я понимаю, что уровень нынешней нашей литературы не достигает в целом звездных вершин. Но есть весьма недурственные авторы и произведения. Но таких низменных литературных опусов, подобных по духу и содержанию сериалам, поверьте, нет и в помине. Очень печально, но в итоге всех нас, интеллигенцию прежде всего, фактически принуждают смотреть не свое телевидение, а чужое.
И вот что поражает: “сериальщиков” хают, ругают, нещадно критикуют, а с них как с гуся вода. Все им по фигу! Совершенно никаких угрызений совести. Они хвалятся быстротой, с которой снимают сериалы, но разве это важно? Вновь хочу вернуться к “рейтингу”. Если даже это не мухлеж и не подтасовка, нельзя опираться на “народное” мнение. Народ любит песни Бабаджаняна, но не знает и не слушает остальные его произведения. В армянских фильмах слышна музыка Тиграна Мансуряна, но мало кто слушает его замечательные произведения, которые исполняют за рубежом. Так что рейтинг — это далеко не все, не показатель.
Сложилась ситуация, когда соотечественники диаспоры, узнав о приезде какого-либо театрального коллектива, просят не привозить ничего серьезного — только комедию. Живут припеваючи и не хотят хотя бы немного подумать или погрустить. Хотят послушать Арменчика. И я иногда думаю: это мои читатели или зрители? Водораздел углубляется…
Недавно на ТВ обсуждали проблему рабиса. И что, рабисовцы чувствовали себя победителями. Я уверен, в этот день великий мученик Комитас перевернулся в гробу. Мы стали каким-то антикомитасовским народом…