“Мы снова говорим на разных языках?”

Архив 201004/03/2010

В редакцию обратилась беженка из Азербайджана Стелла Арутюнян и рассказала следующую историю. Жизнь ее в Армении не сложилась, возникло множество социальных и прочих проблем, и женщина решила переехать на постоянное место жительства в другую страну. За помощью она обратилась в управление Верховного комиссара по делам беженцев ООН. Ответ оттуда она получила на английском языке. Сама она этого языка не знает, а 2 тысяч драмов на оплату перевода у нее нет. Женщина снова обратилась в представительство с просьбой прислать ей ответ в переводе либо на русский, либо на государственный — армянский. На что сперва юрист по имени Сусанна, а затем Наира заявили ей, что английский тоже государственный и поэтому никакого перевода не требуется.

— Как же так? — удивляется беженка. — Вот, к примеру, я получила письмо из посольства США, так к нему был приложен перевод на русский и никто при этом меня не убеждал, что английский язык — государственный в Армении.
Подобных сигналов мы получаем много. Причем “языковые разногласия” возникают у граждан не только с международными организациями, но и с нашими госструктурами, где отказываются общаться или принимать заявления на негосударственном языке.
Между тем уместно напомнить следующее. 1 мая 2002 года Армения присоединилась к Хартии региональных языков и языков нацменьшинств. Тем самым она взяла на себя обязательство защищать на территории страны хождение 5 языков — русского, греческого, ассирийского, езидского и курдского — независимо от этнической принадлежности их носителя. В соответствии с этим документом каждый гражданин имеет право обращаться в любой орган на одном из этих языков и требовать ответа на нем же.
Такой документ имеет законную силу в нашей стране уже 8 лет, но, подписав хартию, мы предпочли об этом не помнить. Очень надеемся, что новоназначенное руководство госинспекции по языку наконец добьется того, чтобы подписанный страной документ скрупулезно исполнялся всеми.