Мы не Запад и не Восток — мы армяне!

Архив 201217/01/2012

“Мы пока не стали полноценным государством, требуется еще проделать огромную работу, и я сожалею, что этот процесс так затянулся. Но усилиями одних лишь властей этот процесс невозможно довести до конца — это наше общее дело. Дело нации!” — так началась беседа с художественным руководителем театра “Амазгаин” Сосом САРКИСЯНОМ.

— В поствоенной Армении артист Грачья Нерсисян смог внести огромный вклад в духовное возрождение побитых войной и осиротевших людей. Своим личным примером и при помощи того образа, который он создал как актер. Казалось, он говорит: “Смотрите на меня и постарайтесь стать такими же — ведь вы все прекрасны!”
Сегодня я смотрю наши сериалы и не понимаю, для чего эти люди обезьянничают. Кого они пытаются чему научить? Кого и куда за собой повести? Я не сторонник цензуры — во всяком случае такой, какая была в Советском Союзе. Но государство обязано держать руку на пульсе — должно помогать и направлять.
— Но, как говорит ТВ, рынок требует свое…
— “Рыночное” объяснение ТВ — чушь откровенная. Что значит, народ требует? А как же понятия вкуса, эстетики, морали? Мы армяне, и есть вещи, о которых нам нельзя забывать, а есть и те, о которых нельзя и заикаться. Если так, то завтра на ТВ начнут пропагандировать гомосексуализм и объяснят это тем, что есть и такой сегмент в обществе, которому это интересно. Очнитесь, стыдно!
…Нам надо понять изначально, кто мы: Восток или Запад? Если Восток, то куда тогда девать громадный культурный пласт, созданный нашим народом на протяжении тысячелетий?.. А я вам скажу, в этом мы уникальны — мы не Восток и не Запад. Мы имеем свое собственное “Я” — мы армяне! Взять хотя бы архитектуру — это не ампир, не готика, не барокко… Это исконно армянская стилистика, созданная армянскими зодчими.
— Допустим, что произойдет чудо и армянское ТВ станет образцовым, но есть же еще интернет. А как с ним?
— Говоря о культурной тенденции и сформированной в этих рамках некоторой цензуре, я также понимаю и определенный контроль над той частью виртуального пространства, которое пропагандирует насилие и порнографию. Взамен государство должно финансировать культурные, исторические, научно-популярные интернет-проекты.
— А почему бы деятелям культуры не предложить проекты законов о цензуре, о театре, о кино и т.д.?
— Наша интеллигенция слаба. В противном случае мы бы не были свидетелями прогрессирующей бездуховности и культурного произвола. Увы, культурное общество пока у нас не сформировано как следует и проглатывает все то, что дают.
— Какие же изменения ознаменуют позитивные перемены в культуре?
— Я возлагаю большие надежды на молодежь. Есть очень много талантливых и умных ребят. Я верю в гены — в силу предков, которая пока что дремлет в них, но, уверен, вскоре проснется и поможет навести порядок. Также считаю необходимым сплотиться вокруг нашей церкви — той веры, которая хранит нас более 1600 лет. Церковь и молодежь — вот та сила, которая выведет нашу страну из духовных сумерек.