Мы, армяне, все можем: толму вином запивать, а окорок — водкой… ну или наоборот

Архив 201018/12/2010

Что ни говори, а Новый год все же детский праздник: только ребятня способна так искренне радоваться суете, ничего, кроме раздражения, у взрослых не вызывающей. Если дети с грустью провожают праздники, то взрослые облегченно вздыхают — отмучились…

Немудрено — за последние несколько лет встреча Нового года стала для многих наших соотечественников непосильной ношей — психологической, физической и, наконец, финансовой… Как заметила собеседник “НВ” психотерапевт Марина НЕРСЕСЯН, именно осознание масштаба затрат не дает людям расслабиться и получить удовольствие от праздника — “они напряженно думают, как мы будем жить всю вторую половину января”. Что касается ноши физической, то это бич всех стран постсоветского пространства: наедаться и напиваться до отвала, а потом мучиться от всевозможных неприятных ощущений. Нет чтобы как в цивилизованных странах — бокал шампанского или вина, кусочек индейки и свежий салатик…
Кстати, во Франции и многих других странах Европы давно уже отказались и от индейки на рождественском столе: считается, что это тяжелоусваиваемая пища, которую на ночь лучше не потреблять. Посему дичь заменили на всевозможные морепродукты — креветки, устрицы, морские гребешки…. За неимением оных у нас испокон веку основательно закусывают свиным окороком, толмой, оливье и прочими салатами, запивая все это то водкой, то вином, то коньяком, а потом жалуясь на несварение. Накорми этим букетом француза — и можно сразу вызывать неотложку. Зато наши желудки к таким разносолам привыкшие — невольно вспомнилась фраза героя одного из грузинских фильмов, перефразировав которую получается: мы, армяне, все можем, даже камни кушать…
Тем не менее отечественная партэлита, например, крепко держится за традиции. Так, советник спикера НС по экономическим вопросам депутат Татул МАНАСЕРЯН в беседе с корр. “НВ” признался, что любит привычную армянскую кухню. “Желание некоторых наших соотечественников выглядеть оригинально кажется мне наигранным, каким-то ненатуральным. Есть замечательная национальная кухня, в которой я люблю все — от толмы до гаты, — говорит он. — Люблю вино, коньяк и водку, но, конечно же, в пределах нормы. Единственным неудобством в Новый год, пожалуй, можно назвать бесконечное хождение по домам, да и то если речь о компании родных сердцу людей, то посиделки только в радость”.
Заруи ПОСТАНДЖЯН — сторонник легкого питания. Она постится и сейчас, посему затруднилась сказать, что именно ей больше всего нравится в новогоднем меню. “Готовлю все, что любят мои домочадцы, делая акцент на легких продуктах”, — сказала она, добавив, что женщины в доме обычно пьют вино, а мужская половина предпочитает водку.
Ее партколлега Степан САФАРЯН предпочитает сухое красное вино. В еде неприхотлив и не понимает тех, кто делает из еды культ. “Правда, мне хотелось бы чего-нибудь этакого на Новый год — рыбы или грибов, например, — признался он. — Может, сподоблюсь и приготовлю лазанью на сей раз. Особым поваром меня не назовешь, но иногда бывают озарения”.
“Наша семья сравнительно молодая, есть двое малышей, потому куда-то поехать на праздники не очень получается, — говорит депутат от АРФ Дашнакцутюн Ара НРАНЯН. — Но в гости мы ходим и считаем, что дело вовсе не в еде, из которой в последние годы сделали культ, а в нормальном человеческом общении. Его ведь так не хватает в другие, непраздничные, дни, а тут такая возможность — грех не воспользоваться. Ем я практически все, чем угостят, за что меня и любят хозяйки дома, периодически докладывающие мне в тарелку всякую снедь. Впрочем, и в выпивке не особенно прихотлив — водка, вино, коньяк… В этом деле главное не переборщить”.
Независимый депутат Виктор ДАЛЛАКЯН признался в слабости к рыбным блюдам. “В Новый год люблю именно такие блюда, ну, все остальные традиционные армянские изыски, без которых представить праздничный стол невозможно, — считает он. — Пью я крайне мало. Не люблю — и все тут. Разве только бокал красного вина. Домашние все время спорят со мной из-за этого: дескать, в праздник можно и расслабиться, но я непоколебим. Встречаю же Новый год всегда дома, в кругу семьи, после чего на второй или третий день еду в родной Ванадзор”.
“Я приезжаю к нашим на Новый год из Америки каждый год именно с тем, чтобы вкусить все прелести нашего традиционного стола, — говорит студент Макар ГЕВОРКЯН. — Пусть говорят, что это вредно и калорийно, но из-за маминого оливье стоит пересечь океан, про толму уже не говорю”.
“Мы всегда справляем Новый год дома и всегда у нас на столе те самые толма, салаты, свиной окорок, который мы, впрочем, не держим до старого нового года. Мы делимся им с бедными людьми, с теми, у кого нет возможности купить мясо даже в праздник. И нам приятно, и им реальная польза, — говорит Белла ИСАХАНЯН, врач-педиатор. — Мне кажется, что этот праздник как-то уравнивает людей с разным достатком. И не важно, что у кого на столе, важно само понимание момента, атмосфера”.
Словом, Новый год, он и есть Новый год, праздник, которого ждут все — от детей до политиков. Пусть даже на второй день тебя тошнит от одного вида окорока и толмы, осточертели хождение по домам, одинаковые тосты и шутки. Главное — он (год то бишь) наступил, а с ним пришла и надежда на что-то лучшее, светлое…