Мусорный “пирог” Еревана обезврежен, но… на четверть

Архив 201004/11/2010

Вот уже год как в судьбе ереванской мусоросвалки произошли революционные сдвиги — установка, предназначенная для отлова и сжигания биогаза и запущенная в октябре прошлого года, успешно функционирует. Отлавливает вредный биогаз, трансформирует его в безвредный СО2 и воду. Но жителям прилегающего к мусорке Нубарашена все же чего-то не хватает. А точнее, по-прежнему не хватает свежего воздуха.

Дым и вонь с мусорки хоть и реже, но достигают жилых массивов. А по вечерам можно наблюдать малоприятную картину: столичный “зибиланоц” будто нашпигован множеством факелов, которые вот-вот превратятся в один большой костер. Как поясняет местное население — причина в регулярных посещениях свалки бомжами, а также в действиях сотрудников мусорки, то и дело поджигающих бытотходы. Благо территорий для свободного перемещения и тех и других достаточно. Земли, которые до сих пор остаются вне зоны отлова биогаза, составляют порядка 23 гектаров мусорного “пирога”! Как пояснили в Минохраны природы, годом ранее согласно договору, подписанному с японскими компаниями, занятыми реализацией проекта отлова и утилизации биогаза, из 30 га городской свалки под проект было отведено порядка 7 га. Чему тогда были рады и ереванцы, и наверняка японцы, пытающиеся претворить в жизнь проект в рамках Киотского договора целых 5 лет. За это время документ претерпел аж 58 редакций! Но и после едва не был зарублен на корню. Известно, что прежние горвласти предложили японской стороне альтернативный вариант участия в тендере на оператора мусороуборки в столице. Что включало в себя отнюдь не только улучшение состояния мусоросвалки, но и решение проблемы с вывозом и утилизацией мусора во всей столице. А это дело непростое. Благо в итоге удалось прийти к консенсусу. Вопросом отбора будущего оператора призвали заняться немецких консалтеров — компанию Fitchner. Японцы же в свою очередь подписали многострадальный договор.
Состоялось это историческое событие в начале апреля 2009-го. После чего строительство развернулось во всю мощь. Было пробурено 28 скважин, завезено современное оборудование. После пилотного запуска было сожжено 500 кубометров газа. Сгорание прошло, что называется, без шума и пыли — продукты горения не имели никакого запаха. А метан распался на безопасные CO2 и воду. Но…
Отдельный кусок “мусорного пирога”, причем довольно объемный, остался не у дел. Расположена эта территория едва ли не на подступах к Нубарашену и продолжает дымить и чадить. Оказалось — причина игнорирования территории отнюдь не в рачительности японцев. Просто окончательный договор был подписан с издержками. Ранее предполагалось два этапа реализации проекта — на втором речь шла о трансформации энергии, полученной в результате сжигания биогаза, в электричество. В чем японцам было отказано. Соответственно, часть полигона осталась не у дел. Само собой, была пересмотрена и сумма инвестиций. Вместо предполагаемых ранее 11 млн долларов Страна восходящего солнца инвестировала порядка 4 млн баксов. “Сэкономили” иностранцы, понятно, на неустановленном газосборнике, коммуникациях и собственно “трубе”. Просто остальные средства были бы вложены в случае, если бы речь шла об установке генератора электрической энергии из тепловой. Но тогда задумка была отложена до лучших времен. Нет конкретики и по сей день.
В Минэкологии заявили, что неделей ранее японцы вновь заезжали, дабы провести мониторинг выбросов газа. Речь о так называемой верификации, по ходу которой следует определить, сколько биогаза уже сожжено. И на основе данных мониторинга газовый тоннаж будет обозначен в соответствующих сертификатах, доказывающих, что японская сторона выполнила определенную часть обязательств по сокращению вредных выбросов. Сертифицирование идет полным ходом. Но есть ли желание у японской стороны взяться и за оставшуюся часть мусорного полигона? Такой вопрос был задан в министерстве. На что японцы отрицательного ответа на дали.
По идее, намерения по поводу расширения проекта должны быть у армянской стороны. По предварительным расчетам, будь претворена в жизнь вторая часть договора, ежегодная чистая прибыль от реализации электричества Армянским электросетям каждой из сторон договора составила бы порядка 250-300 тысяч долларов! А доход оказался бы и того выше: можно было бы выручать до 250 тысяч долларов. Причем не в год, а в месяц! Очевидно, что определенная часть ушла бы на выплату зарплат, на налоги и прочие расходы, но пользы Еревану было бы премного. К примеру, согласно задумке, тепловая энергия обогрела бы котельную близлежащей к свалке тюрьмы. Не исключено, что можно было бы отопить не только административное здание, но и камеры осужденных… Словом, пользы было бы немало. Так отчего было отказано в готовности взяться за вторую часть проекта?
Думается, причиной явилось отсутствие интереса у горвластей. На тот период, как известно, Ереван не имел собственного бюджета. И лишь после смены его статуса, у столицы обозначился собственный “карман”. Так что теперь, по идее, есть резон его пополнять. И мусорная энергия могла бы стать одной из основных доходных статей. Ведь “зибила” в столице будет еще премного. Согласно предварительным данным верификации, уже удалось “изничтожить” порядка 12 тысяч тонн биогаза. И это, заметим, со старых участков мусорного пирога! Будь проект задействован на полную катушку и улавливай труба газ с новых захоронений, то речь шла бы аж о 60 тысячах тонн вредных выбросов!.. Увы, годом ранее шли упорные разговоры о необходимости попридержать гектары для некоего мусорного оператора, для которого немецкая консалтинговая фирма Fitchner якобы создает так называемую мусорную стратегию. Но свои труды компания свернула к концу прошлого года. А мусорный мессия так до сих пор и не обозначился.
И это вопреки заверениям столичных коммунальщиков о том, что прошлой осенью в Минэкономики уже появились претенденты на участие в тендере — желающих заняться мусороуборкой столицы (вывозом и доставкой бытотходов до мусоросвалки) оказалось вроде как целых 16 компаний. Из коих должны были отобрать 6 лучших, а затем и победителя. Ныне разговоры о тендере смолкли. Выходит, зря мониторили мусорную ситуацию и немецкие консалтеры? Результаты их трудов так и не обнародовали. А “НВ” стало известно, что компания в числе ноу-хау предложила взимать за уборку от 350 до 800 драмов в зависимости от типа мусороуборки. Однако одобрение соответствующая межведомственная комиссия трудам иноземцев не дала.
Зато проблему мусороуборки вот уже месяц усиленно решают парламентарии. Кстати, руководствуясь среднеарифметическим “немецким” тарифом — согласно варианту закона “О мусороуборке и саночистке”, прошедшему в первом чтении, речь идет о взимании 500 драмов с абонента! Так к чему было тратить столько времени и средств на резюме от Fitchner? Неужели кто-то на полном серьезе ожидал пришествия некоей компании-добровольца, жаждущего установить в столице баки. Или, скажем, отстроить мусороперерабатывающий завод. За последние годы в коммунальное управление мэрии поступало немало подобных заявок от самых разных иноземных организаций. Но после наведения справок потенциальные инвесторы, жаждущие заняться сжиганием или сортировкой “зибила”, поворачивали обратно. А годом ранее, констатировали в мэрии, заявок на рассмотрение и вовсе не было. Что понятно — только самый смелый с учетом платежеспособности нашего населения и последствий мирового экономического кризиса вознамерится инвестировать в мусорное предприятие порядка 20 млн долларов. Примерно во столько обходится оборудование для столь необходимого столице “агрегата”. Так что пока вся надежда на факел и тот долгожданный день, когда возгоревшееся из метана пламя трансформируется в электроэнергию.