“Мусорный” факел хотят “запалить” на следующей неделе

Архив 200901/10/2009

В судьбе Ереванской мусоросвалки наметились положительные, можно сказать, революционные сдвиги   — установка, предназначенная для отлова и сжигания биогаза, будет запущена в ближайшее время. По словам начальника коммунального управления мэрии Еревана Гагика Хачатряна, не исключено, что факел возгорится уже на следующей неделе. Но начала реализации “японского проекта” ждали так долго, что, кажется, и грядущему историческому событию что-нибудь да помешает…
ем более что подобное имело место, причем не единожды. Еще в начале лета в Минэкологии заявляли о старте проекта в конце августа. Однако на дворе начало октября, а воз, точнее груды “благоуханного” мусора, и ныне там. Впрочем, согласно задумке японских специалистов, мусор с территории свалки никуда и не должен был деться — бытотходы предполагалось лишь закамуфлировать под слоем песка и герметичного материала. После биогаз через систему труб должен был направиться в газосборник, а затем успешно сгореть. Все это ныне в силе и даже отчасти претворено в жизнь. Мусоросвалка покрыта песком и нашпигована трубами, но вот пламя все никак не возгорится. Ощущение, словно над японским проектом витает злой рок — он претворяется в жизнь на протяжении вот уже как минимум пяти лет. Проект претерпел 58 редакций! После чего едва не был зарублен на корню. Известно, что прежние горвласти предложили японской стороне альтернативный вариант участия в тендере на оператора мусороуборки в столице. Что включало в себя отнюдь не только улучшение состояния мусоросвалки, но и решение проблемы с вывозом и утилизацией мусора во всей столице. Идея прихода на свалку оператора в силе и по сей день. Но вот японское ноу-хау, касающееся исключительно “зибиланоца”, все же одобрено.
Многострадальный договор был подписан в начале апреля этого года. И строительство развернулось во всю мощь. Ныне пробурено 28 скважин, завезено современное оборудование. Как выяснилось, последнее и стало препоной на пути запуска системы в августе — при ввозе техники на гостаможне возникли некоторые проблемы. Но ныне, со слов Хачатряна, они успешно разрешены. Остались лишь чисто технические нюансы подключения агрегата — установка прокладок и прочее. В целом шахта готова принять метан и предать его сожжению. Пилотный запуск уже осуществлен — сожжено 500 кубометров газа. Сгорание прошло, что называется, без шума и пыли — продукты горения, со слов очевидца Хачатряна, не имели никакого запаха. Что для жителей близлежащего к мусорке Нубарашена, пожалуй, самое главное. Но подразумевает ли отсутствие запаха одновременно и экологическую чистоту продуктов разложения метана? В Минэкологии на этот вопрос дали положительный ответ: метан распадается на безопасные CO2 и воду. Однако есть иное “но”.
В проекте занята лишь часть “зибиланоца”. Отдельный же кусок “мусорного пирога”, причем довольно объемный, остался не у дел. Расположена эта территория едва ли не на подступах к Нубарашену и продолжает дымить и чадить. Оказалось — причина игнорирования территории отнюдь не в рачительности японцев. Просто окончательный договор был подписан с издержками. Ранее предполагалось два этапа реализации проекта — на втором речь шла о трансформации энергии, полученной в результате сжигания биогаза, в электричество. В чем японцам было отказано. А потому и часть полигона зависла. Само собой, была пересмотрена и сумма инвестиций. Вместо предполагаемых ранее 8 млн долларов ныне страна Восходящего солнца вложит 5,5 млн баксов.
Меж тем Гагик Хачатрян уверяет, что суть неиспользования земель в том, что по нормативам следует оставлять резервные площади. “Да и вообще, надо ведь новый мусор где-то размещать?!” — парирует глава управления. Так-то оно так. Но не слишком ли большие территории, да еще в близи от поселка, отведены под новые поступления. Судя по темпам заполнения, ежедневно на свалку заезжает до 200 мусоровозов — и эти гектары наверняка окажутся забиты под завязку довольно скоро. И что тогда? Вопрос из разряда риторических. Утешением, видимо, должен стать нюанс — глава коммунального управления поясняет, что площади, оставленные под новый мусор, составляют менее 4 га. К тому же в случае их заполнения есть иные резервы. Но по-любому нубарашенский полигон не резиновый. Быть может, есть резон задуматься о переброске горсвалки в иные, менее населенные края. Учтет ли сей факт немецкая консалтинговая фирма “Fitchner”, работающая над так называемой мусорной стратегией?
Об этом узнаем скоро. “Fitchner” вот-вот выдаст результаты исследования сферы — уже до конца текущего года. Хотелось бы, чтобы рекомендации были сколь всеобъемлющими, столь и близкими к претворению в жизнь. Дело в том, что летом уже был обнародован ряд отчетов. Некоторые довольно спорные. К примеру, предлагалось поднять абонплату со 150 драмов до 300-400 драмов. Речь шла также о вывозе мусора лишь из баков, минуя мусоропроводы. Члены комиссии предложили выставить все ноу-хау на суд населения. Но до конца проекта осталось три месяца, а “мусорным референдумом” пока и не пахнет. Меж тем, со слов Хачатряна, в Минэкономики уже появились претенденты на участие в тендере — 16 компаний, из коих будут отобраны 6 лучших, а затем единственный победитель. “Мусорный мессия” определится уже к концу года. Словом, в одной из животрепещущих проблем города намечаются кардинальные перемены. Жаль, что идея с построением мусороперерабатывающего завода, о чем много говорилось, вновь за бортом. За последние годы в коммунальное управление поступало немало заявок от самых разных иноземных организаций. Но после наведения справок потенциальные инвесторы поспешно ретировались. Ныне проектов на рассмотрении нет. Что понятно — только самый смелый с учетом платежеспособности населения и мирового экономического кризиса вознамерится инвестировать в мусорное предприятие порядка 20 млн долларов. Примерно во столько обходится оборудование для столь необходимого столице “агрегата”. Так что пока вся надежда на факел и тот долгожданный день, когда из метана возгорится пламя!
Ася ЦАТУРОВА