Московская мэрия не разрешает хоронить своего критика на престижном кладбище

Архив 201019/01/2010

Как сообщалось, 7 января в одной из клиник Мюнхена в возрасте 63 лет скончался директор московского Музея архитектуры имени Щусева Давид САРКИСЯН. Врачи не в силах были победить, увы, запущенную смертельную болезнь.

Он известен тем, что активно защищал от уничтожения памятники архитектуры в Москве, выступал против реконструкции Царицыно, сноса гостиницы “Москва”, был последовательным противником строительства “Охта-центра” в С.-Петербурге. Он предсказывал превращение Москвы в смесь Лас-Вегаса, Диснейленда и турецкого курорта, но при этом не отрицал, что именно Москва производит самое грандиозное впечатление благодаря размаху сталинского плана реконструкции. Он был жесток и всегда прав.

Из досье “НВ”

Давид Саркисян родился в Ереване, окончил биофак МГУ, защитил диссертацию и создал препарат для лечения болезни Альцгеймера. Он был необыкновенно многогранной и яркой личностью: снял по своим сценариям два десятка фильмов, в 90-х годах был кинокритиком парижской газеты “Русская мысль”. Директором Музея архитектуры стал с 1 января 2000 года. Все эти годы он сотрудничал с ереванским Музеем-институтом армянской архитектуры. По его инициативе в Москве прошла крупная выставка Средневековой армянской архитектуры, подготовленная ереванскими коллегами. Он помогал соотечественникам с участием на Биеннале архитектуры в Венеции, способствовал пополнению фондов музея в Ереване. Последний раз приезжал в родной город в качестве участника всемирного Форума армянских архитекторов.

Как ни удивительно, но похороны Давида Саркисяна почему-то трансформировались в некую симптоматичную проблему… Почему так случилось, пишет Кевин О’ФЛИНН в The Moscow Times. Предлагаем эту весьма любопытную статью нашим читателям.

Московская мэрия намеренно не позволила хоронить видного деятеля культуры — и резкого критика ее строительной политики — на престижном кладбище, заявили в понедельник организаторы похорон.
Давид Саркисян — директор Музея архитектуры имени Щусева и “лицо” московского движения за сохранение исторического наследия — скончался 7 января в возрасте 63 лет. Организаторы похорон хотели, чтобы Саркисян (он родился в столице Армении Ереване) покоился на Армянском кладбище, входящем в комплекс Ваганьковского кладбища недалеко от станции метро “Белорусская”. “Он столько сделал для города, при нем Музей архитектуры приобрел мировую известность, — рассказывает Наталья Самовер из движения за охрану памятников “Архнадзор”. — Но городские власти не сочли это достаточной заслугой”.
В принципе, Армянское кладбище закрыто для новых захоронений, но существуют и исключения — если городские власти дают особое разрешение или владелец одного из участков готов его продать. В частности, в четверг на этом кладбище был похоронен знаменитый джазовый музыкант Георгий Гаранян.
Организаторы, в том числе заместитель министра культуры Павел Хорошилов, обратились к вице-мэру Владимиру Ресину, исполняющему обязанности главы города на время отпуска Юрия Лужкова, с просьбой дать разрешение похоронить Саркисяна на Армянском кладбище, но получили отказ, даже несмотря на то что к ним присоединилась Армянская церковь. По словам одного из организаторов, Ресин возмущенно заявил, что покойный мешал развитию Москвы.
Саркисян публично критиковал строительную политику городских властей, обвиняя их в алчности и варварском отношении к историческому наследию Москвы. По словам организаторов, Ресин заявил им, что отказ согласован с Лужковым. С аналогичной просьбой к руководству города обратился и главный архитектор Москвы, но оно не изменило своего решения. “Он защищал историческое наследие, и Лужков настроен против Саркисяна даже после его смерти, — заметил один из организаторов. — Он так и не простил Давида”.
После этого друзья покойного собрали более 100000 долларов, чтобы выкупить участок на кладбище, но тогда мэрия дала его администрации специальное указание не допустить того, чтобы похороны состоялись. “Директор кладбища рассказал, что получил категорический приказ: похорон быть не должно”, — говорит один из организаторов.
Эти собеседники просили не называть их имен, опасаясь, что из-за этого у них могут возникнуть проблемы. Еще один организатор — архитектор Юрий Григорян — подтвердил, что Саркисян не будет похоронен на Армянском кладбище, но в детали вдаваться не стал, заметив: “Это не главное. Вот если бы его жизнь удалось спасти…”
В результате директора музея похоронили в пятницу на Троекуровском кладбище, расположенном на окраине Москвы, — там лежат многие из самых известных жителей столицы, например, писатель Василий Гроссман.
В пресс-службе Ресина нам сказали, что этот вопрос относится к его деятельности в качестве исполняющего обязанности мэра, а не главы Департамента строительства, и предложили обратиться в пресс-службу мэрии. Там на наш звонок ответила секретарша: она сообщила, что глава пресс-службы находится в отпуске, отказалась связать нас с ним или дать телефон его заместителя, а затем повесила трубку.
Наталья Уварова из пресс-службы Министерства культуры рассказала, что ее ведомство участвует в организации похорон, но не стала давать комментарии о том, блокировала мэрия похороны или нет. Министерство договорилось с телеканалом “Культура” о повторном показе интервью с Саркисяном в пятницу в семь вечера. Связаться с Хорошиловым в четверг мы не смогли.
Впрочем, организаторы полагают, что Саркисян, за десять лет руководства музеем сделавший его своеобразной “базой” общественного движения за охрану исторического наследия, был бы доволен, если бы мог узнать, что руководство города уделяет ему столь “пристальное внимание” даже после кончины. “Давид был бы только рад — ведь они боятся его даже мертвого”, — отметил один из них.