“Моим друзьям — с любовью. Чико”

Архив 200926/09/2009

ЧикоПодбить музыканта-джазмена ЧИКО — Армена ТУТУНДЖЯНА — на приватный разговор оказалось делом нелегким. Избегал, ссылаясь на то, что все и так известно, повторять заново неинтересно. Действительно, Чико — фигура знаковая в армянском джазе. Но в прошлом году он стал заслуженным деятелем искусств, в этом ВАК присвоил ему ученую степень доцента, наконец, совсем недавно вышел его второй CD. Так что поводов оказалось достаточно, и он дрогнул…

— Звание, конечно, греет душу — все же официальная оценка моей профессиональной деятельности. И тем не менее считаю, что человека надо ценить не по званию, а по его профкачествам. Мне льстит, что общество оценило мой труд.
— Доцент — тоже не шутка. Сколько вообще ты трудишься на ниве просвещения?
— Нива — это школа искусств N 1, где удалось впервые начать академическое преподавание на ударных установках. Это джазовый колледж, наконец, одиннадцать лет в Госконсерватории. Всего больше четверти века.
— Но все же самая свежая, главная новость — CD “Чико энд френдс”. По мне, отличный. Приятно и в руках подержать, не говоря уже о том, чтобы послушать.
— Единственным наследием исполнителя могут быть его записи. Наш CD охватывает немалый кусок времени — с 1993 по 2008 годы. В определенном смысле сжатая история армянского джаза этого периода, так что он вполне может стать раритетом. Важным считаю то, что только три трека записаны в студии, остальные — на живых концертах.
— Запечатлено дыхание времени…
— Получается так. Джаз ведь хорош еще и непосредственной реакцией публики — хлопками, возгласами и т.д. Думаю, диск удался. Он понравился нашим джазменам, мнение которых чрезвычайно важно, ну, конечно, близким, друзьям.
— Кстати, о друзьях. “Чико энд френдс” — это то ли лейбл, то ли бренд в нашем джазе?
— Называй как хочешь. В джазе френдсы, то есть те, с кем плодотворно играешь, меняются со временем. Бывает и по-другому. Так, с контрабасистом Симоном Долмазяном играем четырнадцать лет. Чуть меньше с вибрафонистом Тиграном Пештмаджяном. Такое вот долгое творческое сотрудничество. Потом появляются другие. Джаз как жизнь. Переменчив. В итоге в диске 14 армянских музыкантов и два американских, в том числе и отличная певица Джуди Бейди.
— Можно сказать, что этот CD — срез городской истории.
— Да, мне кажется, мы — я и френдс — запечатлели фрагмент истории Еревана и диск как бы ее свидетель.
— В тексте к CD ты пишешь: “Я горжусь, что сотрудничал с ними”, то есть с коллегами-джазменами. Немного напыщенно…
— Никакой рисовки. На самом деле горжусь, что играл и продолжаю играть с такими истинными музыкантами-асами — Ваагном Айрапетяном, Арсеном Нерсисяном, Тиграном Пештмаджяном, Симоном Долмазяном, Ервандом Маркаряном. Но джаз не имеет восточного ценза. Среди моих друзей и молодые музыканты.
— А еще на обложке твой автограф “Моим друзьям — с любовью. Чико”.
— Все так. Джаз ведь дело не одного человека. Это сотворчество. И сам диск — сотворчество. Во-первых, компания “Шарм”, которой я очень благодарен. Во-вторых, дизайнер Анна Багдасарян, редакторы текстов армянского и английского Седа Степанян и Алла Ованесян. Получилось то, что получилось.
— Вполне красивый, содержательный, удобный “продукт”. Никакого пижонства. Ты и здесь остался верен своему концепту играть чистый джаз — кажется, это называется “мейнстрим”.
— Если это заметно — значит, диск получился как надо. Я и френдс играем традиционный американский джаз. Это наша интеграция в искусство джаза. Потому в диске классика в нашей трактовке. Никакого фолка. Фолк-джаз — это не мое.
— Последний трек в диске — твое сочинение, посвящение маме. трогательная нежная вещь…
— Мой единственный опус. Он родился незаметно, не знаю как. Какой я композитор! Никогда не имел подобных претензий. Даже посягательств. Я музыкант. Барабанщик, исполнитель на ударной установке “drum-set” — драм-сет. Этому и обучаю.
— И написал учебник, о котором я слышал еще пять лет назад.
— Ну… Я его, можно сказать, выстрадал. “Ритм и движение. Книга о барабанном языке — барабанных рудиментах”. Ключи к барабанному языку. Учебник готов, но, к сожалению, пока никак не отыщется спонсор.
— Хорошенькое дело. Но ведь учебник нужен.
— Нужен. Даже очень. Это учебник для программного обучения. Для будущих музыкантов…
* * *
Он играет уже сорок лет и предпочитает, чтобы его называли Чико. Он более десяти лет вел авторскую телепрограмму “Джаз-тайм”. Вскоре полюбившаяся программа вновь появится на канале “Арарат”. Творческое кредо Чико — Армена Тутунджяна укладывается в его же несложную фразу. “Я полюбил джаз, который полюбил. Играю то, что полюбил”. Коротко и емко.
Карэн МИКАЭЛЯН