Многое зависит от экипажа, но все зависит от Бога

Архив 200906/08/2009

“Армения” во главе с Зорием БАЛАЯНОМ прошла Панамский канал и сквозь хляби морские идет к Акапулько и далее в Лос-Анджелес
Пожалуй, стоило все-таки, стоя на якоре, пережить на рейде несколько тошнотворно-тягостных дней, чтобы потом увидеть воочию воплощенную в бетон человеческую мысль.

Чтобы увидеть и поучаствовать в процессе перехода по озерам и искусственным проливам и шлюзам от Атлантического океана в Тихий. Самое впечатляющее — это то, что от шлюза до шлюза идешь при опущенных парусах на моторе по какому-то райскому одушевленному пейзажу. Прямо-таки волшебный музей с неведомыми живописными шедеврами. Здесь и вода Айвазовского, и лес Шишкина, и разноцветье Левитана.
Я еще раз вспоминаю о переходе через Панамский канал, чтобы сказать о том, какой резкий контраст в наших ощущениях ждал нас в последующие дни. Разве мы могли предположить, что Тихий океан, которого мы так трепетно ждали, встретит нас столь неприветливо, хотя знали прогноз на ближайшие четыре дня — дождь. Опишу в двух словах лишь одну сегодняшнюю ночь, которая мало чем отличалась от вчерашней и позавчерашней и вряд ли будет отличаться от завтрашней и послезавтрашней. На то он и прогноз. Ветер встречный (с первой минуты и, судя по всему, до Акапулько и до Лос-Анджелеса будет встречным), десять-пятнадцать метров в секунду. Качка килевая. То и дело, вздыбившись, поднимается вверх острый нос яхты и через мгновение, падая, вонзается в бушующую волну, как плуг в пахотную землю.
Тропический проливной дождь. Скорее ливень. В течение десяти-двадцати минут льет как из ведра при постоянных порывах воющего ветра. Как только перестает лить, на какое-то короткое время наступает тишина и неожиданно по всей окружности горизонта, покрытого ночной тьмой, словно кто-то включает свет. Вдруг горизонт загорается ярким огнем. И через какие-то бесконечные секунды издали по нарастающей с ревом и грохотом приближается к нам урчащий бас грома. И всю ночь вахтенные то задраивают иллюминаторы, то открывают их. Духота давит на грудь. Нечем дышать. Вода. Поистине — кругом вода, как поется в песне. Что на палубе, что в постели — везде вода. Утром, если повезет, на часок-другой вывесишь постельное белье, зная о том, что все равно до конца оно не высохнет. Ведь кругом не только вода. Кругом еще и соль.
Я как-то походя заметил, что ветер встречный. И в прошлом репортаже упомянул, что на всем маршруте до Лос-Анджелеса еще и течение будет встречным. А повторяюсь, чтобы напомнить опять о дисциплинирующем нас графике. Нас в Лос-Анджелесе ждут не только соотечественники. Нас там ждет кропотливая работа, как в агломерации, так и на борту. Основная тяжесть по программе экспедиции ляжет на Гайка Бадаляна как на телеоператора. Что касается подготовки к дальнейшему продолжению маршрута, точнее к преодолению сложнейших и труднейших участков кругосветки, то здесь уже трудиться будет не только весь экипаж, но и специалисты на месте. Большую подготовительную работу ведут посол Армении в США Татул Маркарян и консул в Лос-Анджелесе Григор Оганесян. Они уже не спрашивают без конца, как это было месяца два назад, о том, когда будем в Лосе. Они уже знают, что многое, очень многое зависит от нас. Но все и вся зависит только от Всевышнего. Будет так, как Он пожелает.
“Армения” вынуждена будет бросить якорь в Мексиканском порту Акапулько. Никаких проблем с судном. Там, как говорится, человеческий фактор.