“Мировая война обеспечила резне необходимую “крышу”…

Архив 201020/04/2010

В электронной библиотеке “Либрусек” появился очерк писателя, публициста и переводчика В.Акунова “Борьба Давида с Голиафом”, в котором он исследует круг вопросов, связанных с геноцидом 1915 года. Автор окончил Московский институт иностранных языков им.М.Тореза. Владеет немецким, английским и норвежским языками. Работал в АПН, на Гостелерадио. Почти двадцать лет — независимый журналист. Родовой потомственный казак Всевеликого войска Донского, генерал-майор казачьих войск. Регулярно публикуется в военно-исторических журналах и альманахах. Автор очерка “Фидаины и зинворы, или Бойцы армянского невидимого фронта”.
Предлагаем отрывок из “Борьбы Давида с Голиафом” В.АКУНОВА. Нетривиальные размышления русского автора об истоках армянской катастрофы и ее последствиях дополняют список литературы о геноциде армян.
…Как прелюдия к геноциду турецких армян, дисбаланс стал проявляться в 1700-х и 1800-х гг., когда неудержимо дряхлевшая и деградировавшая Османская империя начала постепенно разваливаться. Некогда стремительно разраставшаяся Оттоманская держава, простиравшаяся от Венгрии до Северной Африки, от Кавказа до Йемена, стала нести территориальные потери начиная с поражений под Веной и Азовом, в 1718, 1774, 1775, 1829 и 1878 гг.
При этом ее главным — и всегда победоносным (Восточная, или Крымская, война 1854-56 гг. не в счет) — противником выступала Российская Империя, никогда не скрывавшая официальную цель своих войн против турок — “Проливы, Крест на Святую Софию, наш щит на врата Цареграда”! Неудержимый коллапс “Блистательной Порты” усугублялся также перманентным экономическим кризисом, вызванным устаревшим строем “больного человека Европы” и его общей технической и технологической отсталостью. Хотя реформы, навязанные султану западными странами, совсем не облегчили положение турецких армян, но из-за них турки стали отождествлять армян (как и прочих “гяуров”) с враждебными традиционным исламским ценностям западными державами. Ситуация еще больше осложнялась инспирированными Западом проявлениями надежд турецких армян на национально-культурное возрождение.  
Исходя из политических и экономических изменений, представлявшихся многим из них катастрофическими, представители господствующей турецкой группы становились все более разочарованными и “отчужденными” от своего формально по-прежнему “господствующего” положения. Они стали искать причины этого “отчуждения” и, как водится, козлов отпущения. Армяне и в меньшей степени греки и христиане-айсоры, уже столетиями служившие мусульманам в качестве таких козлов отпущения и все больше отождествляемые турками с враждебными всей их империи силами, были готовым ответом на извечный вопрос: “Кто виноват?”
Следующей стадией геноцидального процесса стало формирование идеологии и комплектование группы исполнителей геноцида. И то, и другое осуществила новая сила, вышедшая на политическую арену Османской империи еще в 1870 г. и первоначально считавшая своей главной задачей ограничение власти султана — партия (именуемая также “Комитетом” или “Союзом”) под очень “передовым” названием “Единение и Прогресс”.
Сторонники партии “Единение и Прогр
есс” именовали себя “младотурками”, что достаточно ясно указывало на корни нового движения. По аналогии с корнями сходных по взглядам и задачам организаций — “Молодая Германия”, “Молодая Италия”, “Молодая Европа”, “Молодая Босния” и пр. — корни эти уходили в антимонархическую и антитрадиционалистскую по сути идеологию “Большой Европейской Карбонады”.
“Единение и Прогресс” имел два крыла — ультранационалистическое и “либеральное”. До 1911 г. эти два крыла “младотурок” боролись за контроль над партией — эта борьба не прекращалась даже в ходе “младотурецкой революции” 1908 г. Армянские подданные султана меж тем рукоплескали, с одной стороны, победам русского оружия, с другой — прогрессу западных свобод и начинали требовать для себя — для начала — равноправия. Ответом были резня армян 1894-1895 гг. и 1909 гг. Правда, эта резня осуществлялись главным образом руками диких курдских кочевников, о которых всегда можно было сказать, что они подчиняются турецким властям лишь формально (тем более что вооруженные конфликты непокорных курдов с турками были в порядке вещей), но нередко и руками самих турок.
Как свидетельствовал, в частности, русский посол при султанском дворе А.И.Нелидов: “Из разных турецких кварталов высыпали вооруженные ножами и прутьями толпы башибузуков, которые стали нападать на всех тех, кого принимали за армян, и началось самое варварское избиение беззащитных и ни в чем не повинных христиан. Полиция не только оставалась спокойной зрительницей происходящих ужасов, но даже во многих случаях принимала участие в убийствах и грабежах. Войска, весьма поздно появившиеся на месте беспорядков, также ничего не предпринимали для их прекращения…”
“Младотурецкая” революция 1908 г., направленная против султана Абдул-Гамида, поначалу нашла всестороннюю поддержку у армянского населения Турции. Ведь все руководство возглавившего революцию “младотурок” комитета “Единение и Прогресс” — Талаат, Энвер (будущий турецкий военный министр в 1914-18 гг. и зять султана!), Беха-эд-Дин-Шакир, Джемаль, Халим и Мустафа Кемаль (будущий Ататюрк, “отец турок”, первый президент светской Турецкой республики) — состояло из масонов Салоникской ложи (сефардов-”денмэ”, то есть “оборотней”), на словах стремившихся к “свободе, демократии и братству всех людей”.
Армян формально уравняли в правах с турками, позволили служить в турецкой армии — вплоть до командных должностей. Надо сказать, что многие турецкие армяне поверили новой “демократической” власти и храбро сражались в рядах турецких войск против итальянцев в Ливии (Триполитании) в 1911 г. и в двух Балканских войнах, полагая, что прошлое не вернется и примирение с турками стало совершившимся фактом. На деле же вышло совсем иначе.
В 1912 г. “либеральное” крыло “младотурок” путем вооруженного путча на короткое время захватило власть, но было в 1913 г. разгромлено Энвером-пашой, после чего во главе партии “Единение и Прогресс” встал триумвират, состоявший из ультранационалистов — Энвера, Талаата и Кемаля. Произошло слияние на правительственном уровне двух идеологий — “пантюркизма” и так называемой “идеологии национальной экономики”. “Туран” грезился “младотуркам” гигантской державой, подобной Оттоманской империи, но (и в этом существенное отличие от средневековых османских представлений!) населенной только турками или “народами турецкого корня” (к которым причислялись, скажем, арабы, татары, кавказские горцы, монголы, венгры и вообще финно-угры — совсем по графу Гобино, в основополагающем труде которого “Опыт о неравенстве человеческих рас” понятия “финны”, “туранцы” и “желтая раса” употребляются в качестве синонимов. Армянам и всем другим нетюркским народам ни в Великом, ни в Малом Туране делать было нечего.
“Идеология национальной экономики” была направлена на формирование среди турецких трудящихся “сознания общности”, причем считалось, что такое сознание может быть сформировано только в этнически однородном тюркском государстве. В идеологическом аспекте лидеры “Единения и Прогресса” выдвигали на первый план необходимость устранения армян в географическом, политическом и экономическом смысле. Такого “научного” подхода к “решению армянского вопроса” султанским правительством никогда ранее не практиковалось.
Турецкие “широкие народные массы”, и без того разочаровавшиеся в старой оттоманской идеологии и прежней государственной идее власти султана как “халифа” — наместника пророка Магомета, и без того уже враждебно настроенные по отношению к армянам, оказались вполне подготовленными к новой идее примата турецкой (или “туранской”) расы, власть которой должна была распространиться “от Танжера до Урала”, и впитали ее как губка.
На этой стадии геноцидального процесса уже имелись налицо все предпосылки для геноцида — соответствующий социально-политический контекст, идеология и аппарат (партия) для ее реализации. Оставалось только определить график массовых убийств (или, как принято говорить в наш просвещенный XXI век “этнических чисток”). В этом смысле Первая мировая война разразилась весьма кстати, обеспечив “младотуркам” необходимую секретность и изоляцию при составлении графика “специфических военных операций”.

В декабре 1914 г. турецкие войска Энвера-паши в ходе плохо подготовленного наступления были окружены и разбиты русской армией под Сарыкамышем. Вернувшись после разгрома в Стамбул, взбешенный Энвер в свое оправдание обвинил в предательстве армян, возложив на них вину за поражение. И через три недели война была распространена внутрь самой Турции. Все дееспособные армяне, служившие в турецкой армии, были разоружены и переведены в рабочие батальоны (вроде наших стройбатов), а впоследствии уничтожены “без лишнего шума”. Через два месяца, в феврале 1915 г., на секретном заседании Союза “Единение и Прогресс” было принято окончательное решение о физическом уничтожении не просто всех турецких армян, а армянского народа (“эрмани миллиет”) как такового — без указания территории проживания! Мировая война обеспечила резне необходимую “крышу”, а тяжелейшие поражения на фронтах “внешней войны” ускорили осуществление задуманного.
Лидеры турецких армян и их национальная интеллигенция (сконцентрированная в столице — Стамбуле, именуемом армянами “Полис”) были арестованы, загнаны на баржи и утоплены в Босфоре (очень похоже на методы истребления большевиками своих противников во время Гражданской войны в России!). Тысячи армян бежали из страны, а тех, кому не удалось бежать, турки подвергли “депортации”, то есть заставляли идти пешком тысячи верст без еды и питья. Если же депортированным удавалось дойти до места назначения, не погибнув в пути от голода, жажды, болезней и истощения, то их убивали (предварительно изнасиловав всех армянских женщин), а детей зарывали в землю живыми. Это подлинные исторические факты, официально признанные в 2008 г. президентом Российской Федерации, возложившим в ходе своего официального визита в Армению траурный венок к Мемориалу жертв геноцида, устроенного турками армянам, известному под названием Цицернакаберд в Ереване.
В общей сложности турецкое правительство за сравнительно короткое время уничтожило на территории нынешней Анатолии (Западная Армения) в 1915-1920 гг. и Киликии (в 1921-1922 гг.) более полутора миллионов армян. К концу 1922 г. уцелевшая от резни небольшая часть армянской нации рассеялась по всему свету. На крохотном клочке прежней Русской Армении (большую часть которой “добрый дедушка” Ленин “подарил” туркам, надеясь использовать их военную силу против стран Антанты) после короткой интерлюдии под названием “независимая Армянская республика” (которая ухитрилась объявить войну Турции, мусаватистскому Азербайджану, меньшевистской Грузии и большевистской Совдепии одновременно!) в 1920 г. большевиками было провозглашено советское государство “Армянская ССР”, до недавних пор находившееся под полным контролем московского коммунистического режима.
У нас в России часто забывают о том, что кровавые события, разыгравшиеся в 1917-1922 гг. на территории истерзанной Армении, были не только борьбой армянского народа за существование, но и вписывались в более широкий контекст нашей российской Великой Смуты — Гражданской войны, охватившей всю гигантскую территорию бывшей Российской империи — государства, которому было, казалось, самой судьбой предназначено стать сильнейшей державой мира, но которое было “подстрелено на взлете” (по выражению тогдашнего первого лорда Адмиралтейства, министра вооружений и премьер-министра сэра Уинстона Леонарда Спенсера Черчилля, когда до победы было, казалось, рукой подать).
Но “коварный Альбион” никак не мог смириться с мыслью о том, что его верная, наивная союзница — Россия — получит вожделенные проливы — Босфор и Дарданеллы, освободив православный Константинополь от исламского ига и восстановив Святой Крест на Святой Софии. Англичане предпочли свергнуть власть русского Православного Царя руками заговорщиков, тесно связанных с финансово-политическими кругами лондонского Сити и привести к власти масона князя Львова, а вслед за ним другого масона — Керенского, фактически развалившего Русскую армию и передавшего власть еще более гнусным врагам России и Христовой Веры — большевистской “партии национальной измены” Ленина-Свердлова-Троцкого.
Военно-политическое руководство стоявшей у власти в независимой Армении (как уже говорилось выше, воевавшей против “меньшевистской” Грузии, “мусаватистского” Азербайджана, “кемалистской” Турции и большевистской Красной армии одновременно!) партии “дашнаков” поддерживало тесные контакты с Главнокомандующим Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР) генералом А.И.Деникиным. Сам Деникин считал армию “дашнакской” Армянской республики одной из своих дивизий, а армянскую Карсскую крепость — одним из сильнейших опорных пунктов ВСЮР.
Лучшую часть крепостной артиллерии Карса англичане и назначенный Верховным комиссаром Антанты в Армении американский полковник Гаскель предоставили в распоряжение войск Деникина (впрочем, коварные англичане, верные своему всегдашнему принципу “разделяй и властвуй”, передали остальную артиллерию Карсской крепости злейшим врагам армян — азербайджанским “мусаватистам”)! Представителями генерала Деникина в Армении были полковники Зенкевич и Лесли.

В декабре 1919 г. Деникин и армянский “дашнакский” парламент обменялись приветственными телеграммами как союзники в войне с большевиками. Факт военно-политического союза между Армянской республикой и ВСЮР был подтвержден также генералом Русской армии Баратовым (кстати, армянином по происхождению), официальным представителем Деникина в Тифлисе, заявившим, что генерал Деникин считает “дашнакскую” Армению своей союзницей. После замены Деникина на посту Главнокомандующего генералом бароном П.Н.Врангелем. Армянская республика установила с Врангелем и с его Русской армией столь же тесные связи. Об установлении контакта с правительством Врангеля 30 мая 1920 г. писал специальный представитель “дашнакского” правительства. Правда, ощутимой практической пользы этот союз в силу целого ряда причин и прежде всего вследствие коварной политики Антанты не принес ни армянам, ни русским.
Надо сказать, что успехам турок в войне против независимой Армении немалой степени способствовали московские большевики и их армянская агентура (к сожалению, весьма многочисленная). Они в один голос с турками обрушивали на армянских ополченцев потоки пропаганды, подчеркивая, что турки-кемалисты — союзники Советской России в борьбе против “империалистов Антанты”.
Турки в своей пропаганде неустанно твердили, что воюют якобы не против армян как таковых, а лишь против “предателей интересов армянского трудового народа и цепных псов англо-французского империализма — дашнаков”, чтобы создать объединенный фронт с (уже) Советским Азербайджаном и Советской Россией против империализма, и что после установления Советской власти в Армении турецкие войска уйдут оттуда (так, кстати, и произошло!). Распропагандированные красными агитаторами армянские солдаты делали из всего этого вывод, что раз турки — союзники большевиков, то воевать против них не нужно, а потому — “штык в землю, а правительство рабочее”, как учит нас товарищ Троцкий!
По свидетельству члена ЦК Коммунистической партии Армении Шаварша Амирханяна, нередки “…были случаи, когда армянские воинские части сдавались без боя Кемалю, принимая его за большевика” (после чего “классово близкие” турки-кемалисты этих легковерных армян с завидной последовательностью истребляли). Как с полным основанием писал турецкий историк Тевфик Быйкл-оглы, турецкое нашествие было “большим вкладом в победу Советской власти в Закавказье”.
Равно как и вооруженные большевистские мятежи в тылу истекавших кровью на фронте армянских войск — в Александрополе и других местах. Ценой огромной крови армянские войска и добровольческие отряды-”хумбы” под командованием талантливых полководцев из народа — “хмбапетов”, или “маузеристов” (прозванных так за то, что их любимым оружием являлся “товарищ маузер”, как и у их заклятых врагов-большевиков, процент армян среди которых был, к сожалению, весьма высок!), — сумели остановить турецкие армии в битве под Сардарапатом, на подступах к Еревану.
Внутриполитическая обстановка на территории того жалкого огрызка, что остался от исторической Армении, несколько стабилизировалась. Как писал армянский поэт Егише Чаренц, в годы Первой мировой войны сражавшийся против турок в составе армянского добровольческого отряда Русской императорской армии, но впоследствии переметнувшийся к большевикам (за что и получил в положенный срок чекистскую пулю в затылок!): “Трехцветного знамени пестрота в руках хмбапета Дро…”
Дро, офицер царской армии и генерал армии Армянской республики, назначенный ее военным министром, пытался сделать на этом посту невозможное, апеллируя к союзническим обязательствам Антанты, но добился не большего, чем Верховный правитель России адмирал Колчак, генералы Деникин и Врангель.
Понимая, что со стороны “британского империализма” им реально опасаться нечего, большевики, захватив “мусаватистский” Азербайджан (кстати, без особого сопротивления — ведь “ворон ворону глаз не выклюет”! — и, хотя это не помешало кровавому большевистскому палачу Сергею Кирову расстрелять “на всякий случай” все бывшее правительство Азербайджана, “мусаватистские” деятели рангом поменьше, вроде Мир-Джафара Багирова, не только преспокойно “перекрасились”, став в одночасье не только “идейными большевиками” и “беззаветными борцами за дело мировой революции”, но даже чекистами; тот же Багиров, снискавший себе прозвище “азербайджанского Берии”, был расстрелян только после падения “Берии всесоюзного” в 1954 г.), беспрепятственно вторглись в Армению, охваченную просоветским мятежом, вспыхнувшим в Александрополе, где бунтовщиков поддержал единственный армянский бронепоезд “Вардан Зоравар” (захваченный армянами у грузинских меньшевиков в ходе скоротечной армяно-грузинской войны) под командованием капитана Мусаэляна). Дро удалось подавить мятеж и расстрелять взятого в плен изменника Мусаэляна, но положения это не спасло. Не зря говорится, что “сила солому ломит”…
2 декабря 1920 г. “победоносные вой
ска Красной Армии вступили в Ереван”. Восстание замордованных до потери последних остатков инстинкта самосохранения армян против Советов в 1921 г. было подавлено большевиками с обычной для них беспощадной жестокостью.
Тем не менее армянским боевикам удалось ликвидировать главных турецких организаторов геноцида 1915 г.
Официальные турецкие власти по сей день отрицают сам факт геноцида более чем полутора миллионов армян турками в 1915 г., продолжая заявлять, что число армян, погибших в ходе “депортации”, не превышало трехсот тысяч и что все эти люди были якобы убиты турками “в порядке самозащиты”, ибо “все армяне поголовно перешли на сторону врага”.
Согласно этой турецкой версии, внутренний террор против армян был якобы применен турками “исключительно вследствие манипулирования армян Россией, стремившейся путем этой манипуляции расширить свои владения за счет северо-восточной Турции”.
Факт отрицания геноцида армян официальными турецкими властями до сих пор служит руководству Европейского союза основанием для отказа принять Турецкую республику в состав Единой Европы. А вот государство Израиль настолько ценит Турцию как своего регионального стратегического партнера и союзника, что, подобно Турецкой республике, также до сих пор отказывается признать факт геноцида армян турками в 1915-1918 (а фактически — в 1915-1920) гг.! Хотя, казалось бы, факт “холокоста” налицо! Но это так, к слову…
В 20-30-е гг. XX века армяне вследствие описанных выше трагических событий лидировали по числу представителей кавказских народов, эмигрировавших в Европу. Антибольшевистские настроения среди армянских эмигрантов (лидирующие позиции среди руководства которых занимали представители Армянской Революционной Федерации Дашнакцутюн) понятным образом еще больше усилились после подписания большевиками с турецким республиканским правительством Мустафы Кемаля Ататюрка 16 марта 1921 г. договора, по которому Западная Армения, бывшая Карсская губерния Российской империи и Сурмалинский район были — теперь уже официально — включены в состав Турции.
Подготовила