Мир каждому дому

Архив 200926/11/2009

Приехать в Ереван, позвонить Сергею Сааковичу Мартиросяну и считать, будто акт доброй воли исполнен полностью, значит не понимать, что сделана всего лишь половина дела, причем половина меньшая.   А все дело в том, что генерал из тех, кого надо не только слышать, но и видеть. Тому по крайней мере две причины.
Первая. Воочию убедиться, что, да, годы меняют возраст, но дух — не у всех и не всегда. Второе. Генерал умеет не только вдохновенно рассказывать, но и самозабвенно показывать. Кто помнит телепередачи Ираклия Андроникова, тому не надо объяснять, о чем разговор. Еще момент, побудивший, собственно, к написанию заметок: неубывающая страсть искать и находить в парадоксах бытия истину жизни. Насчет жизни — в самом буквальном смысле.
Представления о цене жизни у форменных профессионалов (профессионалов в форме) и “безформенного” (штатского) большинства населения отличаются друг от друга. Суть различия в том, что первые имеют дело с оружием постоянно, и это одно психологическое состояние, тогда как другие не держат его вообще или берут в руки по обстоятельствам, а это уже другой взгляд на жизнь. Разнобой в нем устраняет разве что война.
Армейский генерал Сергей Мартиросян хочет сблизить позиции, не дожидаясь, пока война вспыхнет по-новой и люди опять начнут видеть друг друга сквозь прорезь прицела. Мартиросян, возглавляющий комиссию высших офицеров запаса при министре обороны Республики Армения, решил подготовить и направить главам стран мира послание с предложением объявить текущее столетие столетием без войн.
Послания я еще не видел, но в пересказе суть сводится к следующему. Любая война — это сначала надежда, что нам будет хорошо. Потом — ожидание, что им будет хуже. Затем удовлетворение тем, что им не лучше, чем нам, и, наконец, неожиданное открытие, что плохо и нам, и им.
Надо ли каждый раз выхватывать меч из ножен, чтобы опять и опять приходить к неизменно глупому результату? Самое страшное на войне: в мирное время сыновья хоронят отцов, а на войне — отцы сыновей. Что может быть страшнее?
Что может быть глупее уверенности, что сказанное относится к кому угодно, только не к тебе. Что когда воюют далеко — это не про нас. Пятнадцать лет назад в Руанде люди из племени хутси играючи, между делом убили восемьсот тысяч человек из племени тутси. Ну и что? Во-первых, бывает и хуже, во-вторых, убивали далеко и, самое главное, гибли не свои — чужие. Главное, чтоб не коснулось нас, чтоб смерть навещала чужих. Как говорил один жизнерадостный и смешливый американец: я уже отправил на войну двоих двоюродных братьев и готов пожертвовать братом жены…
Учитывая некоторые особенности географического положения Армении, рассчитывать на абсолютную поддержку идеи Мартиросяна, пожалуй, не следует, но это еще не повод отказываться от задуманного. И даже наоборот. Время меняет мир, и мир со временем все больше становится предпочтительнее войны. Даже если кто-то этого не хочет. И происходит это тоже по-разному.
Вот история. В Афганистане, где расположены так называемые “силы сдерживания”, не так давно была замечена труднообъяснимая странность. Заключалась она в том, что если международный контингент войск из раза в раз терял в живой силе, то на участке, контролируемом итальянцами, убитых и даже раненых почему-то не было. Повсюду смерть и разрушения, а здесь тишь да благодать. Вы думаете почему? А вот почему. Итальянским парням до смерти (в самом буквальном смысле) надоело непонятно за что умирать и калечиться и они заключили с талибами соглашение. — Мы вам платим в твердой валюте, а вы в нас не стреляете. Само собой, не стреляем в вас и мы. Все гениальное просто, да здравствует Италия!
Надо заметить, что итальянское оборонное ведомство решительно опровергло возможность подобной сделки, но перевело подразделение на другой участок. А на прежние позиции привели английских солдат, которых, естественно, стали убивать. И тогда, как пишет “The Times”, Министерство обороны Великобритании выпустило инструкцию, призывающую своих военнослужащих “мешками с золотом” отвращать потенциальных талибовских рекрутов от вступления в ряды исламистской организации, а также вести переговоры с “запятнанными кровью” талибовскими командирами, чтобы ускорить завершение войны в Афганистане”.
Как можно скорее завершать войны — это, конечно, хорошо, но еще лучше не начинать их вовсе. Говорят, для войны достаточно одной стороны, но для мира нужны две. К чему, собственно, и призывает армянский генерал Сергей Саакович Мартиросян, предлагая всем сторонам в мире в лице президентов покончить со старыми войнами и не начинать новых. По ходу всего двадцать первого века. Что дальше, поживем — увидим…
Сергей БАБЛУМЯН
Ереван — Москва