“Министерство было полностью оторвано от села!”

Архив 201107/04/2011

Проблемы сельского хозяйства всерьез обеспокоили не только руководство страны — свое крайнее недовольство сферой высказал еще в середине марта президент страны, — но и, похоже, главного ответственного за продукты питания — Минсельхоз, а также отечественный парламент. Желание посодействовать на законодательном уровне любому сельхозначинанию высказал и спикер НС Овик Абрамян. Важно, что эмоциональный разговор  во время недавних парламентских слушаний при участии новоназначенного министра Серго Карапетяна велся предметно, акценты делались на самых важных звеньях цепи “земля-урожай”.
Выяснилось, что ныне и в министерстве, и в парламенте намерены сделать все возможное, дабы не повторить прошлогодний катастрофический 14,5%-ный спад сельского хозяйства! Прежде всего, как наконец осознали в Минсельхозе, следует скооперировать крестьян, за долгие годы владения сельхозучастками так и не сумевшими найти к землям нужного подхода. Понятное дело — происходило и происходит это не от хорошей жизни — преодолеть в одиночку нынешнюю дороговизну удобрений, семян, рассады и прочего “сельхозматериала” крайне сложно. Другое дело — взяться за дело сообща.
Спикер, отметив важность кооперации в сельских общинах, заявил о необходимости предоставления долгосрочных низкопроцентных кредитов под госгарантию. Особое внимание, по его мнению, следует уделить угодьям, расположенным в неблагоприятных климатических зонах. Субсидировать обработку последних предлагается в размере 50-75 тысяч драмов за гектар. Сумма для крестьянина, владеющего порой не более 2 га, не невесть какая, но все лучше, нежели то полное наплевательство к его проблемам, которое имело место на протяжении как минимум последних трех-четырех лет. Впрочем, по мнению министра Серго Карапетяна, срок этот еще более длительный. На его взгляд, все эти годы отсутствовали командная работа, разделение функций меж сотрудниками: “Министерство было полностью оторвано от села!”
Ныне новый глава Минсельхоза обещает все исправить: несладко, в частности, придется местным властям в период весенних и осенних сельхозработ. Речь о занятости в режиме “чрезвычайного графика” в первую очередь сотрудников сельских управлений. Ну а контроль за исполнением порученного на местах, надо полагать, возьмет на себя сам министр?! По его словам, именно из-за отсутствия контроля за реализацией всех программ министерства и личной ответственности “конечный результат в итоге никак не сопоставим со вложенными госсредствами”. “При этом речь идет о всех проектах, которые осуществляло министерство”, — подчеркнул во время слушаний Серго Карапетян…
Часть забот о сельхозтружениках государство намерено взять на себя. В частности, спикер НС предлагает не облагать налогом хотя бы на протяжении будущей пятилетки импорт ядохимикатов. Того же мнения и глава ведомства, заявивший, что в течение этого срока правительство должно взять в свои руки также импорт удобрений, семян, техники, дизтоплива, предназначенного для села. “Как представитель бизнеса я понимаю, что импортом этих товаров должен заниматься частный сектор, и государство вмешиваться в рыночную экономику не должно, — заявил Карапетян, ранее являвшийся главой компании “Артфуд”. — Но дело в том, что у нас не рынок, а базар, причем в самом прямом смысле этого слова”.
Как заявил министр, впредь выдача удобрений будет строго контролироваться и осуществляться по справкам Минсельхоза, дабы удобрения попали исключительно в руки владельцев сельхозугодий, а не к перекупщикам, перепродающим их крестьянам по бешеным ценам. Карапетян также пообещал, что в будущем цена упаковки селитры не превысит 7100 драмов. К слову, неплохо было бы разнообразить перечень вводимых в наши земли удобрений — ведь помимо азотистых во всем мире используются фосфорные и иные разновидности, в коих, уверяют фермеры, земля наша нуждается весьма.
Что до механизмов регулирования рыночных цен, то последние не оправдывают себя и в отношении расценок на конечный продукт, полученный нелегким фермерским трудом. Сей факт не особо заинтересовывает сельчанина, в итоге вынужденного подаваться в иные края, оставляя на протяжении лет без обработки свои земли. Впрочем, впредь гектары отсутствующего на селе более двух лет крестьянина местная администрация будет вправе передавать в аренду сроком до 2 лет. Что, конечно, выход из положения. Но как быть тем, кто остается в стране, влача жалкое существование на выручаемый за реализуемый товар мизерный доход?
Думается, тут подсобит инициатива о введении минимального ценового предела на сельхозпродукцию. Скажем, цены на то же зерно должны, к примеру, быть на уровне до 125 драмов, на молоко до 120-ти. То же касается мяса и иной “снеди”, производимой фермером. Очевидно, что расчет с учетом рентабельности продукции приободрит и производителя, и потребителя. Пока же выращивая то же зерно, многие пашут не разгибая спины, получая смешные деньги. Немало крестьян уже давно отдало предпочтение менее трудоемким овоще-бахчевым. Обнаруживаемую же в местных зернопоставках брешь покрывает дорогущий импорт. Благо хотя бы одна из многих министерских программ — Программа развития семеноводства — успешно продолжается. И в перспективе будет произведено порядка 4000 тонн высокоурожайных семян зерновых (пшеницы и ячменя), которые предоставят крестьянам по ценам ниже рыночных. Ну а удешевится посевной материал и удобрения, по логике вещей понизятся и цены на реализуемые мукомольным предприятиям зерновые. Та же “судьба”, по идее, ждет в будущем и иные сельхозпродукты. Но это по идее. Нюансов тут множество. Например, увеличение числа перерабатывающих предприятий можно только приветствовать. А вот желание переработчиков отовариваться сырьем едва ли не по бросовым ценам, напротив! Серго Карапетян выразил свое возмущение тем, что на фруктах-овощах в итоге зарабатывает не крестьянин, а перекупщик и переработчик. “Не сдавайте товар по этим ценам — соберите его и бойкотируйте!” — эмоционально обратился к производителям министр. Что ж, легко сказать. Сельхозпродукция из разряда скоропортящихся — не продал вовремя, лишился даже мизерного дохода! Так что единственный выход — совесть закупщика. Либо содействие Минсельхоза.