Мико Арутюнян: “Мне очень нравится материться по-русски”

Архив 201221/04/2012

Мико — парикмахер и татуировщик. Недавно он переехал из Афин в Москву. С его откровениями в виде “прямой речи” (без посягательств на авторскую стилистику) знакомит сайт Афиша.ру. “Я приехал в Москву, чтобы поменять воздух”, — говорит наш греческий соотечественник. Правда, в оригинале его фразы звучат более непосредственно. Судите сами…

В 1990 году много русских приезжали в Грецию, и у меня появилось много русских друзей и даже родственников. Мой отец — армянин, мама — гречанка, друзья семьи живут в Москве, они мне как далекие родственники. Время шло, и мне всегда хотелось приехать и посмотреть, как здесь все, — и в прошлом году, летом 2011-го, я приехал, ну и посмотрел. Понравилось. Красивые девушки! И я решил приехать сюда поменять воздух. Сложности — это язык. У моих родителей общий язык был русским, и это помогло мне, даже несмотря на то, что я никогда по-русски не говорил. Я начал учить русский четыре года назад, учил с мамой и с папой. Мне очень нравится русский язык — например, материться по-русски. Сейчас я выучил новое слово — “зае…ато”. И еще мне очень нравится слово “ох…енно”. Оно мне что-то напоминает. Мне нравится его произносить чисто физически — ощущения во рту. По-другому сложно объяснить. Иногда мне мат сильно помогает объяснить что-то точнее.
В Chop-Chop я начал работать совершенно случайно: искал тату-салоны и нашел это место, узнал, что тут еще и стригут, зашел посмотреть на все это прекрасное. Мы с парнями из Chop-Chop сразу нашли друг друга, все сейчас друзья. Я парикмахер уже десять лет, всегда им работал.
В Москве мне нравятся красивые девушки. Про это я уже говорил, кажется. Должно быть что-то еще, наверное. Все очень гостеприимные. То есть, с одной стороны, я многое о Москве слышал, думал, что знаю, — на деле все оказалось совершенно по-другому. Сразу появилось много друзей и подружек. Например, я искал квартиру, у меня было всего два дня, чтобы переехать, — и было много предложений, и в итоге меня к себе подселили девушки. Три девушки, нет, две девушки! Живу с ними сейчас на “Пушкинской”. Очень удобно, рядом с работой.
Я Москву не очень хорошо пока знаю, что к чему. “Пушкинская” мне нравится. Я всегда жил в центре больших городов — в Афинах, в Лондоне прожил год, в Нью-Йорке. Вечерком я выхожу тусоваться с друзьями. Ходили с ребятами в “Стрелку”, в “Симачев”, в “Солянку”. В Питере были! Хочу опять в Питер! Нас там ждут! В “Доме быта”. Мне там очень понравилось — там красиво, здания красивые, город. Москву сложно назвать красивым городом — но если сравнивать, она намного чище, чем Афины и Лондон. О-о-о-о, Лондон! Англичане для меня самые вонючки, где жрут, там и срут. Это мое мнение. Чем еще Москва отличается — люди резкие. Не отвечают на вопросы — спрашиваешь, а тебя просто игнорируют. Надо найти человека, который тебе ответит — некоторые даже не посмотрят на тебя и уйдут. В Греции, Англии — все ответят, в Америке — тебя даже отведут туда, куда тебе надо. Еще русские все вслух говорят — никогда не шепчутся, даже про то, что ты не должен слышать. Мне нравится — я всегда открыто говорю то, что думаю. 
Когда я приезжал туристом на 10 дней, здесь посмотреть особо было нечего. Красная площадь, парочка музеев. О, еще здесь классные бани, парилки, чтобы купаться. Не помню, как они называются, — я был во многих, мне везде было очень здорово. Что меня бесит, так это пробки. И то, что здесь тебя никто не видит на дороге — очень много богатых людей, которые просто задавят тебя, а потом скажут: “Папа, заплати там, я одного человека задавил”. На пешеходных переходах видно, как люди на богатых машинах просто летают, им по фигу на тебя. Вкусного в Москве тоже мало, если честно. Не очень вкусно. В Греции еда такая… Не сравнить! Фрукты я вообще не покупаю уже — это же несъедобно. “Бахетле” этот, супермаркет, мне уже ночью снится. Все время туда хожу. Но больше всего мне не хватает моего велосипеда, горного, для даунхилла. В Греции мне надо десять минут — и я на горе и могу ехать вниз. Здесь пока что даже времени нет — работаю по 10 часов в день, без выходных, 5 дней тут, 2 в другом салоне. Для спорта времени не хватает совсем. И не хватает Карлоса, моего бультерьера. Это мой самый любимый пес, и я сейчас поеду домой и очень буду пытаться взять его с собой сюда.
Собираюсь остаться здесь надолго. Мне понравилось. Было три варианта — до этого я был в Америке, но это было слишком далеко от дома. И там скучно. Здесь намного зарплата лучше, больше. И карьера здесь прекрасно может подвинуться. Куда пожелаешь. Москва дает тебе шанс сделать большие шаги, а в Америке таких, как я, — тысячи. Я там не отличаюсь от других, мне сложно кого-то удивить. Уровень профессионализма в моей среде в общем очень высокий — и поэтому легко затеряться. Здесь это пока что не так. Есть очень хорошие мастера, стригут великолепно, но для меня здесь масса шансов… сделать бабки. Мой план — заработать денег. Москва, конечно, дорогой город. Раньше я жил на “Сходненской” — там все было дешевле, например. Но я очень страдал из-за метро. В метро не люблю ездить. Там воняет иногда очень и много народу — стоишь там и нюхаешь все эти подмышки. “Сходненская” вообще другой район, совсем. Я там привлекал внимание — ехал как-то, напротив меня сидела женщина с ребенком. Ему лет пятнадцать было — и она его стала дрыгать, мол, смотри, какая борода. Ну что они, блин, бороды не видели? Я, кстати, думал, что меня из-за нее часто будет полиция останавливать на улице, но этого не происходит.
В Греции мне очень сильно хватило всей этой политики, и меня история с Путиным особо не касается. Я уже поубивался у себя дома. Сколько лет я борюсь за что-то — а толку ни хрена. И просто меня это достало. Я в Греции получал ту же зарплату, что и здесь, если честно, — просто надоело. Надоело, что мне там в глаза врут все время. Врут в глаза уже сорок лет, врут и жрут. Сейчас им говорят — а кто платить-то будет за это? Народ, у которого доход 500 евро в месяц, которые сейчас уже стали 300? Мне надоело все это, вся эта политика. И уехать в Москву — это как отдохнуть от всего. Я не был хорошим учеником, сразу после школы пошел в армию — всегда хотел стать студентом или попробовать такой жизни. И знал, что этот момент придет — вот и пришел. Я сейчас меняю все эти картинки перед глазами и живу студенческой жизнью здесь. Получается. Мне нравится”.