Михаил Галустян исполнил роль второго “Я”

Архив 201112/04/2011

Михаил Галустян исполнил роль второго “Я”На российском телеканале ТНТ состоялась премьера ситкома о любви и шизофрении “Зайцев + 1”. Роль второго “Я” в фильме исполнил Михаил Галустян. Интернет дал возможность узнать мнение популярного артиста и о фильме, и о прочем… 

— На самом деле это фильм о внутренней свободе. Ведь в нас живет внутреннее “я”. И совсем не обязательно, чтоб оно было похоже на нас внешне. Оно может быть старше, может быть моложе, может быть даже другого пола и даже может быть зверьком. Кто внутри нас — никто не знает. Но узнать стоит…
— И даже шутить по этому поводу?
— Почему бы нет? Я уверен, что шутить можно над всем, считаю, что нет запретных тем: смерть, болезнь, религия — чем это серьезней, тем лучший повод для смеха. Нельзя запрещать смеяться над чем-то, нельзя накладывать табу. Как только ты теряешь самоиронию, ты перестаешь быть человеком.
— Миша, а когда в вас появилась уверенность, что вы можете смешить людей?
— Да в школе еще. Я ведь был в классе типичным клоуном, который срывал уроки. А что было делать, я же видел себя в зеркале! Все вокруг высокие, красивые, а тут… Но я не обижался, когда смеялись над моим ростом, а наоборот — научился пользовался этим. Тогда же я понял, что хочу сниматься в кино. Правда, мой папа втайне желал, чтобы его сын стал нефтяным магнатом. Но я ему объяснил, что лучше я буду играть.
— И что теперь папа?
— Теперь он счастлив!
— У вас ведь нет актерского образования, и вообще среди комиков меньше профессиональных актеров, чем среди всех других. Почему так?
— Комик формируется задолго до получения высшего образования. Сложно быть серьезным человеком, получить высшее образование и стать комиком. Можно научить человека вырабатывать слезы, грусть, все такое, а комик начинается с компании, с семьи. Ты замечаешь за собой, что становишься душой компании. Ты говоришь какие-то предложения, и это у людей вызывает смех.
— Вы начинали с КВН. Как по-вашему, можно ли говорить о феномене армянского КВН?
— Наверное, да. Это музыкальность, это в определенной степени интеллигентность. Наверное, чувство юмора было дано нашей нации, чтобы она могла пережить все страдания, выпавшие на ее долю. И не падать духом.
— А не перебарщиваем ли мы с шутками над самими собой?
— Возможно, это комплекс малых народов, попытка самоутвердиться. И не только в КВН, а по жизни тоже. Я считаю, что те же нажимы на акцент — как раз слабая сторона, например “Новых армян”, на самом деле ребята прекрасно владеют русским.
— А вы, кстати, армянский знаете?
— Так же, как английский, — на уровне фильмов. Изъясниться смогу, особенно с помощью жестов, но так, как русским, никаким другим языком не владею. Я и в детстве больше с русскими пацанами общался, такое время было — если хорошо говоришь по-русски, тебя везде принимают. Если плохо — “ты, парень, беженец, что ли?”…
— А родители между собой по-армянски разговаривают?
— Да, но надо понимать, что сочинский армянский — особый язык. В нем одно слово по-русски, одно — по-армянски. Любой русский, выросший в Сочи, без труда поймет разговор на этом языке.
— Как, на ваш взгляд, хорошо ли, что выходцы из КВН создают свои телепрограммы?
— Очень хорошо! Но мое личное мнение: зря все разбредаются. Этот факт, конечно, понятен — всем интересна свобода творчества и хорошие гонорары, вот талантливые ребята и идут в разные передачи. Жалко, конечно: была сильная хорошая команда, а потом отыграли и разошлись кто куда по разным передачкам.
— И, напоследок, у вас никогда не возникало желания поменять амплуа?
— Если честно — я так хочу сыграть драматическую роль! И если я сумею показать себя именно с этой стороны, то таких ролей у меня будет много. Я должен всем доказать, что я не только комик, что я способен на что-то более серьезное.