Михаил ГАЛУСТЯН: “Хочу сыграть в драме, но зритель ко мне серьезному не готов”

Архив 201227/03/2012

Популярный актер (на снимке с супругой Викторией) в интервью украинской газете “Сегодня” рассказал, как придумывает для каждого своего персонажа маму и братика, почему продолжает сниматься в “попкорновом” кино и как шалит в свободное от работы время с друзьями.

— Михаил, на недавних выборах президента России вы поддерживали кандидатуру Владимира Путина. Скажите, Владимир Владимирович вас как-то отблагодарил за это?
— После выборов Владимир Владимирович позвал нас — известных деятелей искусств — музыкантов, актеров, спортсменов, тренеров — и поблагодарил за то, что мы поддержали его в президентской гонке. Он сказал: “Конечно, в моем случае вы немножечко прогадали”. Мы все так немного напряглись, после чего он добавил: “Ведь обычно за помощь в поддержке предлагают какие-то деньги”. Но могу вас заверить, все, кого он пригласил, — ни копейки за свое участие не попросили. Он просто обратился к нам за помощью, и мы от души его поддержали. Что касается конкретно политики Владимира Путина, то я считаю, что на сегодняшний день это один из лучших политиков страны. Этот человек заставил уважать Россию во всем мире, и за это я в свою очередь его очень уважаю.
— Кроме того, что вы актер, вы еще и автор большинства своих образов…
— Да, свои образы я придумываю сам, и мне действительно очень тяжело играть, когда персонажи придуманы не мной. А все потому, что я детально продумываю внутренний мир каждого человека, какой он, какие у него повадки. Я даже придумываю, если честно, кто у него брат и как зовут его маму. Выбрать любимого не могу, ведь каждый из персонажей — мое детище, и каждый из них — это отчасти я. То есть если я играю тренера, то внутри меня сидит этот человек, который хочет снести голову Готальскому. Если я играю Равшана, то я немножко добавляю от себя ребячества какого-то.
— Не хотите последовать примеру вашего коллеги по “Раше” Сергея Светлакова и сыграть какую-то драматическую роль?
— Я-то хочу сыграть, но мне кажется — зритель еще не готов. Мне часто говорят что-то вроде: “Миш, ну пора уже сыграть тебе какую-то серьезную роль”. Я же считаю, что не должно быть очень резкого перехода от комика в какую-то драматическую роль. Зритель может неправильно понять и в течение фильма ждать от меня какой-то смешной фразы. Я бы с удовольствием сыграл в трагикомедии, над чем я сейчас и работаю. Недавно мы создали компанию, креативным продюсером которой я и являюсь. Просто в какой-то момент я понял, что нужно больше времени уделять созданию детских, семейных художественных картин. Ведь очень часто мне поступают предложения сняться в фильме, но меня не устраивает сценарий, поэтому я решил заниматься этим делом сам. Так, мы планируем в течение последующих пяти лет снять порядка трех серьезных, высокобюджетных картин, возможно, с участием голливудских актеров.
— Режиссер Станислав Говорухин как-то сказал: “В России большое количество “попкорнового” кино!” То есть картин, о которых зрители после просмотра тут же забывают. В качестве примера он называл и картину с вашим участием “Наша Russia. Яйца Судьбы”. Не думаете ли вы о том, что подобного рода кино может “убить” серьезные фильмы?
— Я действительно в этом плане согласен с Говорухиным. Но, поверьте, моду создают не создатели фильмов, а как раз — кинозрители. Если люди хотят прийти в кино, съесть попкорн, обнять девушку, весело провести время, параллельно отвечая на сообщения в телефоне, и при этом понимать, что происходит на экране, — значит, нужно создавать такое кино. Может это кого-то обидит, но скажу честно, я ненавижу артхаузное кино, в котором нужно додумывать что-то, эти все многоминутные планы, проезды. Например, когда шесть минут показывают, как из крана капает вода. То есть в этот момент я должен сидеть и думать, что же режиссер этим хотел сказать… Типа вода капает, значит, время течет, да? А я не хочу это смотреть.
— А чего же вы хотите?
— Я хочу прийти с женой, взять попкорн, посмеяться от души, может, даже поржать где-то, где-то задуматься, и не бояться, что я что-то пропущу. Конечно, в глубине души мне бы хотелось, чтобы фильмы несли большую смысловую нагрузку, ведь кино действительно должно чему-то учить. Но я и не отрицаю тот факт, что кино в последнее время — это сплошное “развлекалово”. И все же, мне кажется, придет время, когда люди перегорят от всего это и скажут нам: “Дайте нам серьезных картин”. И мы сразу же, как лакмусовая бумажка, начнем реагировать и подстраиваться под рынок. Поймите, как показывает статистика, как раз такие “попкорновые” фильмы и делают кассу. А картины, которые заставляют о чем-то сверхсерьезном думать, часто не окупаются. Ну, и сами думайте, снимать это кино или не снимать. Конечно, когда есть государственное финансирование, можно наплевать, провалился фильм по кассовым сборам или нет, главное, что мы донесли до людей смысл. Но с другой стороны, люди, которые снимают кино, хотят на этом заработать деньги, и это нормально.
Нас часто спрашивают: почему вы не снимаете фильмы уровня Голливуда? Я отвечаю: “Невозможно сразу же снять гениальную дорогую картину, ведь картины с бюджетом больше 10 миллионов на территории СНГ пока не окупаются!” И это статистика. Соответственно, надо снимать кино за 5 миллионов, чтобы он собрал 15 миллионов и чтобы все остались довольны. Хотя бывают, конечно, и исключения. Тот же “Самый лучший фильм” был создан на пике популярности “Comedy club” и “Наша Раша” и собрал в прокате 32 миллиона долларов! (при бюджете — $4,5 млн). Это был беспрецедентный случай. Понятно, мы упускаем тот факт, какого качества был этот фильм, но то, что он собрал такое количество денег, уже говорит само за себя.
— В фильме “Тот еще Карлосон” вы все время говорите “Пошалим”, а как Михаил Галустян “шалит” в свободное время?
— Вы имеете в виду, как я отдыхаю, или что? Конкретизируйте…
— Скажем так, как проводите свободное время?
— Я предпочитаю активный отдых, но не люблю совсем экстрим. Например, подвязать себя веревкой и с моста прыгнуть — это уже не для меня, поскольку у меня есть дети и я несу некую ответственность за их дальнейшее будущее. А вот на скутере, гидроцикле покататься люблю. Когда приезжаю в родной Сочи, сразу беру мопед и гоняю на нем по городу. Еще в футбол люблю играть с КВНщиками. А еще я просто фанат компьютерных игр. У меня есть абсолютно все существующие приставки и игры, которые только могут быть. Я покупаю все: стрелялки, аркады, бродилки. Также в последнее время очень люблю находиться в кругу своей семьи, с детьми, с женой. А когда еще появляется свободная минутка, собираюсь с друзьями и иду в караоке.
…Родившись в семье медика и повара, Михаил впервые дебютировал на сцене еще в 6-м классе (в роли Винни-Пуха). В 10-м классе стал капитаном школьной КВН-команды. Окончив школу в 1996-м году, 17-летний Миша поступил в медицинское училище (специальность “фельдшер-акушер международного класса”). В это время в его жизни уже начинается “большой” КВН за команду “Утомленные солнцем”. После училища параллельно с гастролями Михаил начинает совмещать учебу в Сочинском университете на социально-педагогическом факультете, правда, из-за постоянных переездов его отчисляют. Но уже в 2003-м году (когда “Утомленные солнцем” под его руководством стали чемпионами клуба) Галустяна восстанавливают. В 2006-м году Гарик Мартиросян приглашает Михаила в проект “Наша Russia”, после чего он становится одним из самых популярных и высокооплачиваемых комиков-шоуменов в России (по информации ивент-агентств, его гонорар за корпоратив составляет не менее 15 тысяч евро).
Со своей женой, Викторией, Галустян познакомился в 2003-м году, в ночном клубе, когда ей не было и 18-ти. В 2007-м пара расписалась, а уже через 3 года у них родилась дочь Эстелла. А недавно Михаил снова стал папой. Теперь у него две дочурки.
Анна ШКОЛЬНАЯ