Мэтью Брайза вспомнил, что является “другом Азербайджана номер один”

Архив 201131/03/2011

Когда экс-сопредседателя Минской группы ОБСЕ назначили послом США в Баку, на Апшероне открыто возликовали. Его здесь называли “другом номер один” и надеялись, что новый посол будет действовать в азербайджанских интересах. Тем более что и у него самого есть в стране пребывания кое-какие интересы, связанные с энергодобывающей отраслью.

Однако поначалу Брайза надежд не оправдал. Во-первых, он раскритиковал правительственную политику в области свободы слова и прав человека, недвусмысленно осудил преследования ряда журналистов. Во-вторых, очень резко отозвался об угрозах азербайджанской стороны сбивать гражданские самолеты, которые посмеют воспользоваться готовящимся к открытию аэропортом Степанакерта. А поскольку варварские угрозы азербайджанцев не менее резко осудила и американский посол в Ереване Мари Йованович, стало ясно, что “друг номер один” всего лишь выполняет указания Госдепа. По-другому, разумеется, быть не может, но дисциплинированность Брайзы сильно разочаровала официальный Баку. Уж не знаем, как они его уговаривали и обхаживали, что именно сулили, но опытный Брайза умело “подкорректировал” свои прежние высказывания. Теперь он полагает, что “Армении и Азербайджану до открытия аэропорта в Ханкенди (если кто не в курсе, напомним, что так азербайджанцы кличут Степанакерт — А.Х.) нужно решить вопросы безопасности полетов”. Так во всяком случае передает слова дипломата бакинское агентство Day.az. Это необходимо уточнить, потому что данное агентство является наиболее бесстыдным органом местного агитпропа, и соврет — недорого возьмет. Но пока Брайза ничего опровергать не стал.
По словам посла, он “придерживается позиции руководства США, которое считает, что стороны должны собраться вместе и обсудить эти вопросы”. Собраться, конечно, нетрудно, но что обсуждать? Азербайджан — член Международной организации гражданской авиации, его подпись стоит под основным документом ИКАО, в котором, в частности, сказано, что страны-члены обязуются “обеспечивать безопасное и упорядоченное развитие международной гражданской авиации во всем мире и безопасность полетов в международной аэронавигации; поощрять развитие воздушных трасс, аэропортов и аэронавигационных средств для международной гражданской авиации; удовлетворять потребности народов мира в безопасном, регулярном, эффективном и экономичном воздушном транспорте”. Брайза полагает, что эти уставные цели ИКАО следует пересмотреть? Кстати, когда в Баку узнали о готовящемся открытии Степанакертского аэропорта, они немедленно обратились в ИКАО. Сообщили, что “наше воздушное пространство над Карабахом закрыто. Согласно закону “Об авиации”, планируется физическое уничтожение самолетов, совершающих посадку на эту территорию”. Но если надеялись на понимание, то сильно промахнулись. Им рекомендовали “проявить усилия во избежание возможных негативных случаев в регионе”. То есть призвали к сдержанности.
Может, активизация Мэтью Брайзы есть одно из проявлений таких “усилий”? Придется напомнить послу США в Баку, что посягательство на безопасность полетов гражданских воздушных судов — это международный терроризм. Тот самый, который стал причиной взрыва американского пассажирского “Боинга” в 1988 году над шотландским местечком Локбери. Это преступление организовал ливийский лидер полковник Каддафи, и очень похоже на то, что нынешняя ситуация в Ливии в немалой степени вызвана понятным (хоть и запоздалым) стремлением цивилизованного сообщества наказать диктатора. Быть может, президенту Ильхаму Алиеву не дают покоя сомнительные лавры Каддафи, но следует ли послу великой державы даже косвенно оправдывать подобные устремления? Думается, Мэтью Брайзе надо было ограничиться своим первым высказыванием по этому поводу: “Угрозы применения силы, в том числе против гражданской авиации, являются неприемлемыми и идут вразрез с обязательствами, взятыми на себя президентами Азербайджана и Армении в поисках мирного урегулирования”. Но он не ограничился, и теперь возникает впечатление, что американский посол предлагает обсуждать “неприемлемые угрозы”. Вот что получается, когда желание услужить стране пребывания берет верх над элементарной логикой и обычным служебным долгом.
Армен ХАНБАБЯН