“Методика проверки проектов некорректна”

Архив 201424/12/2013

Мы, ученые, постоянно кричим о помощи, но никакой реакции. Те, кому направлены наши отчаянные призывы, как-будто не читают или не обращают внимания на прессу, и, мне кажется, в редких случаях кто-нибудь пытается вмешаться, а ведь мы — оставшаяся кучка ученых — уже не знаем, к кому обратиться, кому верить? Как быть нам, которым не только не платят достойную зарплату, но и унижают, обирают, оскорбляют и уничтожают, несмотря на пафосные выступления и обещания с высоких трибун.
Хочу рассказать уникальный случай из моей практики. В 2011 году я из Госкомитета по науке получил грант на научную работу по полупроводниковым материалам, имеющую как научное, так и практическое значение. Как полагается, по договору, передал деньги на счет института для финансирования работы. Однако деньги дирекция тратила не по назначению, за время выполнения этой темы вдобавок объединились институты, и в итоге каждый из директоров стал обвинять другого в нарушениях. Когда выяснилось, что работа под угрозой срыва, я обратился в Госкомитет, попросил помощи, на что комитет отреагировал — не наше дело, подавайте в суд, а если работа будет провалена, вы отвечаете перед нами. Вроде казалось, что вышестоящая организация — Министерство экономики разберется и решит этот казус, но уже более 6 месяцев решают. Как только я заикнулся о суде, отдел, который занимался вопросами высоких технологий, имеющих оборонное значение для страны, закрыли. Мне так и сказали: или получай часть полагающихся по гранту денег, или годами будешь таскаться по судам и ничего не получишь. Я — ученый, который более 40 лет занимался только наукой, вынужден был подать в суд и доказывать юридически, кто из директоров — Варданян или Саакян — виноваты, в чем и где, и вы думаете, там я нашел сочувствие? Я был растерян, но еще надеялся, что министерство, в котором я работал столько лет в основном по оборонной тематике и другим прикладным проблемам, прекратит эти безобразия. В конце концов, я думал, есть служба президента Республики, но как выяснилось, никто никого не слушает и даже, несмотря на законы, на письма не отвечает. Остается уповать на прессу? И один чиновник может решить судьбу науки и провалить высоко экономичный проект и тему, утвержденную правительством? Так и угробили всю прикладную науку, экономически самую перспективную, которая досталась от Советского Союза.
Такое положение привело к тому, что в науке появился целый пласт непорядочных, безграмотных, часто авантюрных людей, агрессивных стяжателей, которые своими жалобами и скандалами пробивают себе место под солнцем или в руководстве. Болезнь зашла так далеко, что научное сообщество уже не может само излечиться. О состоянии науки могу сказать, что она уже практически умерла и ее необходимо восстанавливать. Я неоднократно писал — в стране, которая находится в состоянии войны, все должно исходить из обороны и все научные разработки в том числе, этого, к сожалению, не понимают в руководстве.
Что касается Госкомитета по науке, на моей памяти все структуры, которые распределяли деньги в Армении, всегда делали грубые нарушения, часто напрямую использовали полученные возможности в своих интересах и нечасто деньги доставались достойным. Случай из моей практики: в 2013 году грант получила группа, которая написала необоснованный проект, ссылаясь на сфальсифицированные и заимствованные из разных работ результаты. И несмотря на мои требования рассмотреть и обсудить широкой научной общественностью, комитет не ответил, и министр образования и науки тоже молчит. Пока не ответила и Академия, которая, по существу, должна поддерживать уровень науки и этику, и высшая аттестационная комиссия — фильтр коррупции! Методика оценки проектов некорректна, просматривается простая схема “нужного” распределения и зависит от решения “своей комиссии”, которая по своему усмотрению может прибавить баллы к оценке рецензентов, и проект пройдет необходимый для финансирования порог.
Должен признаться, из моей практики работы в редакциях научных журналов, что получить обоснованную рецензию практически не удается, и уровень не тот, и специалистов мало осталось, и никто не хочет ввязываться в дискуссию. Наверно поэтому комитет не идет на обсуждение, тогда как же найти истину? Хотя, если идет полный развал науки, как эти организации могут противодействовать? А ведь ряд международно признанных ученых давал свои предложения и не так трудно оценить — кто сколько получил и что опубликовал или создал.
Все эти явления привели к нарушению преемственности поколений и падению престижа интеллигенции, к недостаточному уважению к ученым старшего поколения со стороны чиновников и различных политических деятелей.
А.А.МАТНИШЯН,
доктор химических наук, профессор