Мелкая “рыба” зачахнет…?

Архив 201430/09/2014

Представители малого и среднего торгового бизнеса настроены решительно. В минувшую пятницу группа избранных направилась на встречу в партию “Процветающая Армения”, которая обещала лоббировать изменения в уже принятом законе “О налоге с оборота”. Результаты встречи должны были показать, будут ли далее бастовать торговцы или все же воздержатся. Впрочем, судя по настроениям, царящим на столичных ярмарках, которые нынче бурлят, скорее всего пикеты еще случатся.

 

Всюду, где удалось побывать корр. “НВ”, обсуждалась прошедшая в четверг акция. На ряде ярмарок констатировали, что были готовы присоединиться к “коллегам по цеху”, да руководство не пустило. Наглядным явилось и показательное шоу на ярмарке золотых изделий (“Баня”), где 25 числа были разгромлены 4-5 столиков. По данным агентства News.am, по словам самого владельца ярмарки Вагарша Абрамяна, это было предупреждением для тех, кто собирается принять участие в акции.

Несмотря на это, страсти не остыли. Работники ярмарки в подземном переходе “Барекамутюн” сразу после протестной акции, делясь мнениями, выражали опасение: “Как бы это не вылилось в аналог украинских событий?!” Они были разгневаны: “Мало того что в последнее время продаж почти нет, так теперь еще и это ноу-хау”. Одна из женщин уверяла, что с момента введения кассовых аппаратов ее торговый оборот уменьшился раза в три: “У людей нет средств, чтобы пополнять гардероб так часто, как раньше. Вдобавок еще и цены приходится поднимать. Платить налог, конечно, надо. Возможно, новый закон и призван навести в этом порядок. Но кто будет выдавать мне “бумаги”, если я челночу в Турцию и обратно. А с Турцией у нас, как известно, торговых отношений нет. Значит, даже при очень большом моем желании никто из турок “бумаг” мне не даст: права на это, при действующем там эмбарго, у них нет!”

Торговцы ювелиркой тоже в шоке. По словам женщины с “золотого рынка”, если будет внедрена “опись” имущества ее столика, то на все это будет уходить уйма времени. К тому же ей, 67-летней даме, не под силу разобраться со всеми бумагами. Нанимать сотрудника для ведения всей этой бухгалтерии не по карману. “Если предположить, что мы инвентаризировали все наше имущество на столике, то выходит, что в случае если дома невзначай я забыл колечко или цепочку, то это будет расценено как продажа. И что, платить штраф? Такое ощущение, будто кто-то ищет повод, чтобы прижать мелкого предпринимателя так, чтобы искоренить его как вид!” — поделился соображениями ее сосед.

В самом деле, согласно официальным данным, пишет News.am, с момента внедрения кассовых аппаратов на рынках — а начался процесс 5 лет назад — объем товарооборота на ярмарках сократился наполовину (точнее, на 52,6%). Но только ли в связи с переходом из “тени” в “свет” это произошло? Многие торговцы констатируют, что основная причина — конкуренция с крупными магазинами: бутиками, торговыми центрами, предлагающими товар не только по сносным ценам (особенно в рамках акций), но еще и в комфортных условиях. Мерзнуть зимой на Разданском рынке занятие не из приятных. Может быть, поэтому и опустели ряды некогда первой в рейтинге ярмарки столицы? Не менее удручающая картина и в торгцентре “Айастан” — немало павильонов закрыты. Те же, что на плаву, ассортиментом не блещут, да и посетителей здесь — раз-два… Торговцы на вещевых рынках разводят руками: “Товар дорожает как на дрожжах. Год от года поднимается арендная плата. Растет и покилограммовая ставка (речь о плате при оформлении товара на границе). Одежда и обувь стали дороже, приходится идти на компромисс, закупая товар подешевле. Но срабатывает прием не всегда: людей “одноразовая” обувь не устраивает. “Непонятно, почему бороться с крупными неплательщиками налогов должен “мелкий торговый класс”? Ведь на то есть соответствующие инстанции?” — возмущается “бизнесвумен” Алла.

Чтобы разобраться в сути происходящего, “НВ” адресовала вопросы одному из “отцов” перекроя действующего закона, президенту Ассоциации содействия малому и среднему бизнесу Акопу Авакяну. Выяснилось, что поправки к закону должны были войти в силу с 1 июля. Предварительно премьер-министр Овик Абрамян вызвал сначала на разговор “крупный бизнес”, во время которого была достигнута договоренность о работе с мелким и средним бизнесом по счетам-фактурам. Во время следующей встречи уже с представителями “мелкой и средней” бизнес-прослойки глава правительства отметил, что “крупный бизнес” выразил готовность работать по-новому. Поскольку на перестройку требовалось время, то применение видоизмененного закона было отложено до 1 октября. Однако ни летом, ни с началом осени “мелкий бизнес” так и не ощутил подвижек в вопросе. То же самое, по словам эксперта, констатировали на ярмарке “Петак” и в конце прошлой недели: по счетам-фактурам никто из крупного бизнеса не работает. Между тем, заверил Авакян, будучи во время принятия поправок к закону в совете при премьер-министре, он взял с главы правительства слово, что если с 1 июля по 1 октября работать с “крупняком” по счетам-фактурам не получится, то закон будет пересмотрен в обратную сторону. Ныне Авакян, пользуясь обещанием, данным премьером, подготовил новый проект очередных законодательных изменений. Идея такова: те из мелких предпринимателей, кто сможет заполучить “бумаги”, будет выплачивать 1% налога с оборота, для остальных останется в силе налог в 3,5%.

Таким образом удастся отследить те сферы и тех бизнесменов, которые не желают снабжать своих торговых партнеров документацией. И, возможно, принять надлежащие меры. Но неужели государству уже сейчас не ясно, кто и как сотрудничает с конечным торговым звеном? Ведь всем известны те фирмы, что организуют ввоз товаров (от одежды, обуви и аксессуаров до фруктов-овощей), их декларации на границе и сбор таможенных пошлин. Таковых, по словам Авакяна, 4-5 — не более. При этом большая часть товаров оформляется, облагаясь меньшей таможенной пошлиной, нежели положено. Те товары, что следует декларировать как штучные изделия, оформляются по килограммам. Те, что следует фиксировать по весу — “записываются” под наименованием, требующим меньшего таможенного сбора. Скажем, одежда может быть зафиксирована как гвозди. И какую, спрашивается, в таком случае требовать с импортера счет-фактуру?.. Урон, который наносится госказне, подсчитать просто. Согласно данным, которые Акопяну во время опроса предоставили люди “мелкого и среднего звена”, фирмы, занятые ввозом, оформлением и прочими таможенными процедурами, работают в соотношении 50х50. То бишь в черную кассу уходит фактически 50% того, что должно было отправляться в госкарман. Если учесть, что средняя таможенная стоимость килограмма импортируемого товара равна 5 долларам, то можно догадаться, какой суммы не досчитывается государство — ведь в каждом из контейнеров по 20-30 тонн, а сколько таких ввозится за год. Очевидно, что положить конец беспределу важно и нужно. Но очевидно также, что делать это следует не руками мелких торговцев. Которые, в случае если поправка Авакяна все же не пройдет, будут вынуждены покинуть сферу деятельности. И дело вовсе не в штрафах, которые, возможно, последуют из-за отсутствия нужной “бумаги”. А в том, что заморачиваться на всю эту бухгалтерию мало кто захочет. В итоге “акулы” бизнеса продолжат процветать, а мелкая “рыба” зачахнет… И о какой тогда защите прав этой бизнес-прослойки будет идти речь?..