Мечети в обмен на церкви

Архив 201103/02/2011

Тбилиси и Анкара договорились по вопросам сохранения исторических памятников. Министр культуры Грузии Ника Руруа сообщил журналистам, что в этих целях будет задействован “обменный метод”: Турция займется реабилитацией и строительством мечетей на грузинской территории, а Грузия — церквей на турецкой. Так Тбилиси добился первого конкретного результата в спорах с соседями, касающихся памятников старины. На очереди — Азербайджан и Армения.

Грузинская общественность и представители научных кругов давно подняли проблему церквей на территории древнего Тао-Кларджети — княжества, откуда произошла царская ветвь Багратидов, — по итогам Первой мировой войны отошедшего Турции. Христианские памятники Тао-Кларджети долго находились вне поля заботы турецких властей и пришли в катастрофическое состояние. По степени важности ученые выделили четыре церкви, для которых завтра может не наступить: Хандзта, Ошки, Ишхани, Отхта. Но ожидания найти быстрое понимание у стратегического партнера, коим Турция именована в Доктрине национальной безопасности Грузии, неожиданно оказались завышенными.
Просьбы оказать внимание разрушающимся памятникам раннего Средневековья игнорировались турецкими властями. И Тбилиси вынужден был поставить вопрос ребром: не хотите сами, дайте возможность привести в порядок хотя бы эти четыре церкви на свои средства. В ответ Анкара затребовала разрешения построить мечеть в Батуми, восстановить там же турецкую баню и реабилитировать еще три мечети в Кобулетском районе Аджарии, а также в Самцхе-Джавахети.
Как заявил Руруа, “грузинская сторона дает “добро” Турции для того, чтобы спасти находящиеся там грузинские памятники”. Выхода нет, этот шаг должен быть предпринят, сказал министр, комментируя протокол, который был оформлен турецкой и грузинской правительственными комиссиями. Впрочем, как дал понять Руруа, документ может быть и не окончательным.
Турецкое контрпредложение, на которое согласилась Грузия, не может не вызвать определенных вопросов. Если строительство и восстановление мечетей в Аджарии может иметь объяснение — в автономной республике немало людей, исповедующих ислам, то Самцхе-Джавахети — регион, преимущественно населенный армянами. Есть смысл продолжать и вдаваться в гипотетические сценарии, к которым может привести появление мечетей в этом краю? Можно, конечно, вспомнить, что в этот регион должны были репатриироваться насильно выселенные в 1940 году турки-месхетинцы — соответствующее обязательство Грузия взяла на себя в Совете Европы. Однако условия, которыми в настоящее время может обеспечить Тбилиси переселенцев, им в целом не подошли — массового возвращения не получилось: в Самцхе-Джавахети, по данным “НГ”, вернулись в общей сложности несколько десятков семей и поселились в регионе не компактно, а расселились по удаленным друг от друга селам. Словом, велика вероятность того, что восстановленные в Джавахети мечети не будут функционировать с нагрузкой, с одной стороны, а с другой — могут стать неким раздражающим армянское население региона фактором. При том что в регионе не разрешены споры по вопросу принадлежности некоторых христианских храмов, своими их считают и Грузинская православная церковь (ГПЦ), и Армянская апостольская церковь (ААЦ), и соответственно простые прихожане.
Если в “турецком направлении” появился просвет, то в “армянском” его пока нет. Св.Эчмиадзин неоднократно ставил и перед духовными, и перед светскими властями Грузии вопрос о принадлежности ААЦ нескольких церквей в Тбилиси и в стране, а также о придаче юридического статуса Армянской епархии в Грузии. Споры ведутся горячие, перманентно приобретают чрезвычайно острый характер и сопровождаются действиями сторон, которые принято называть “на грани экстремизма”. Что же касается вопроса о статусе ААЦ в Грузии (а соответствующее обязательство власти Грузии также взяли в Совете Европы), то посвященная ему конференция завершилась истерическим заявлением замминистра по реинтеграции Елены Тевдорадзе: “Мы не дадим никакого статуса, потому что та Армянская апостольская церковь, которая существует в Грузии, — это так называемый филиал. Еще раз: Эчмиадзинскую церковь в Грузии мы не признаем”.
С Азербайджаном у Грузии в этой сфере по большому счету один нерешенный вопрос — уникальный комплекс пещерных монастырей Давид Гареджа, простирающийся на два десятка километров и поделенный нынешней межгосударственной границей, переговоры по демаркации и делимитации которой еще не завершены. Для Азербайджана объект носит стратегический характер, поэтому Баку из раза в раз отклоняет предложение Тбилиси об обмене территориями, с тем чтобы Давид Гареджа целиком оказался в Грузии. Причем переговоры для грузинской стороны, похоже, осложняются: в бакинских СМИ появились публикации о том, что монастырский комплекс является не грузинским православным, а наследием албанской культуры. На статьи Тбилиси ответил протестом, однако облегчения он не принес: в Закавказье споры о древности, о том, кому что принадлежит, носят утомительно затяжной характер.
Юрий РОКС
“НГ”, 02.02.2011 г.

От редакции “НВ”.
Речь идет о находящихся в нынешней Турции церквей Хандзта, Ошки, Ишхани и Отхта. Их-то и будут реставрировать грузины. Эти памятники давно являются яблоком раздора: грузины считают их своими, несмотря на явные свидетельства их армянского происхождения. Всего лишь часть многолетней грузинской госстратегии в отношении армянских памятников. Известный специалист-эксперт по памятникам истории и архитектуры Самвел Карапетян говорит, что это армянские халкидонские комплексы Ошк, Ишхан и Банак, которые расположены на территории исторической провинции древней Армении — Тайк (северо-восток Турции). К сожалению, Армения никак не может воздействовать на процессы, поскольку с Турцией нет дипотношений.
Как будут грузинские специалисты восстанавливать эти памятники — нетрудно догадаться, ведь есть многолетняя богатая практика стирать любые армянские следы. За такое Турции можно позволить восстановить и построить мечети где им захочется. Даже там, где и турок-то нет. В Джавахке особенно. Угрызений никаких. Турция превыше всего. Стратегический партнер.
Не исключено, что в недалеком будущем Грузия испытает чисто “армянский” стресс, ведь Давид Гареджа другой “стратегический партнер” — Азербайджан — считает очень даже своим, то есть албанским наследием. А потом в Баку выпустят книгу, доказывающую, что вся грузинская архитектура есть албанская, азербайджанская. Закрепят позиции. Что им стоит…