“Материнство — удовольствие недешевое, а с новым законом так и вовсе непозволительное”

Архив 201014/12/2010

За последние полтора месяца Закон “О временной нетрудоспособности” наделал немало шума — бурные дебаты, обсуждения и, наконец, сам процесс ратификации этого, прямо скажем, неоднозначного документа…

Впрочем, и теперь, с окончательным принятием закона, страсти не поутихли: будущие матери, недовольные новыми порядками, все еще тешат себя надеждой на то, что законодательный механизм можно повернуть вспять. Хорошо бы: ведь, урезав пособие, государство поставило женщин перед выбором — либо ребенок, либо работа. Против этого, собственно, и выступают будущие мамаши, собравшиеся на днях возле здания правительства.
Сказать, что к их протесту в руководстве не прислушались, было бы преувеличением. Правда, и незамеченной акция не прошла. На заседании кабинета в четверг премьер-министр Тигран Саркисян говорил о том, что “законодательные изменения носят временный характер и обусловлены исключительно кризисом”. А еще не исключил, что через год все вернется на свои места, то есть мамы смогут получать пособие по прежнему тарифу.
Сами женщины настроены на сей счет скептически. “Почему под удар попали именно беременные? И при чем тут кризис? Зачем принимать закон, чтобы через год его переиграть?” — вопрошает 33-летняя Наталья Абрамян, и, думается, у правительства нет ответов на ее вполне резонные вопросы. Как и у депутатов, ратовавших за нововведение. Кстати, для многих мам стало неприятным сюрпризом то, что женская часть депкорпуса поддержала инициативу. Исключение составили разве что партдамы фракции “Жарангутюн”, как известно, направившей президенту письмо с просьбой не подписывать документ. И еще руководитель фракции “Оринац еркир” Эгине Бишарян, которая тоже считает, что женшины, получающие высокую зарплату, в большинстве случаев выполняют сложную работу, а значит, их нужно поддержать с тем, чтобы и дальше у них было желание приносить пользу государству. “Непонятно, почему власти остановились на средней сумме в 150 тысяч — ведь для будущих мам и родивших женщин это мизер”.
Вообще же закон задел не только беременных. Право на получение временной материальной помощи имеют также мужчины, которые нездоровы, нуждаются в санаторном лечении, в протезировании либо ухаживают за больным членом семьи. Тем не менее сильный пол в отличие от слабого отреагировал на законодательное “ноу-хау” весьма пассивно, точнее — не отреагировал вовсе.
В итоге мамаши протестовали в гордом одиночестве… Они считают возмутительным тот факт, что прежде женщинам выплачивали пособие за все 140 дней декретного отпуска и расчет велся исходя из средней месячной зарплаты, а теперь за основу берется пятикратный заработок — 150 тысяч драмов (это если “плясать” от минимальной зарплаты в 30 тысяч драмов). Получается, что если средняя зарплата будущей мамы составляет, скажем, 200 тысяч драмов, то, уйдя, как и положено, в декрет за четыре месяца до родов, она лишается ежемесячно 50 тысяч драмов. Мало того, от оставшихся ей на “личную жизнь” 150 тысяч придется платить еще и подоходный налог. Другая несправедливость заключается в том, что те же 150 тысяч будут получать и мамаши, чья зарплата не дотягивает до минимальной пятикратной планки. Вот и выходит, что беременные “побогаче” будут оплачивать декрет коллег, не успевших продвинуться по карьерной лестнице. “С какой радости?” — возмущаются протестующие, сообщившие в прессе, что всего за неделю им удалось собрать 1500 подписей в свою поддержку. Результат, конечно, впечатляющий, только вот будет ли от него реальный прок?
“Мне лично кажется непонятной и оскорбительной формулировка правительства, ссылающегося на то, что, дескать, так оно борется с недобросовестными работницами, которые за месяц-другой до рождения ребенка регистрируются с высокой зарплатой у какого-нибудь работодателя, а уходя в отпуск, получают огромные суммы. Да, так бывает. Но почему мы, честные, добросовестные труженицы, должны отдуваться за всех?” — говорит находящаяся на последнем месяце беременности Маргарит Енокян, которая, правда, в акции участия не принимала.
Разговоры о социальной справедливости в данном случае и впрямь не выдерживают никакой критики. Особенно в случае с женщинами, являющимися единственным источником дохода в семье. Мало того что им урезают положенные, так сказать, по статусу деньги, так еще и дают понять: ты ничем не лучше той, что никогда не работала, — пособие вы будете получать одинаковое…
И, наконец, календарная чехарда, которую авторы законопроекта устроили беременным… “Получается, по выходным и праздникам мы не должны ни есть, ни пить, раз денег за эти дни не получаем, — шутит Вержине Меликян, единственная опора в семье. — Муж мой сейчас не работает, как будем выживать, не представляю. Скорее всего придется оставить малыша на бабушек и поскорей возвращаться на работу. Материнство — удовольствие недешевое, а с новым законом так и вовсе непозволительное”.