Матенадаран в свете Новруза

Архив 201105/04/2011

Матенадаран в свете НоврузаВ связи с Новрузом и наплывом соседей в Матенадаране подготовили выставку арабо-персидских рукописей и документов из своих фондов. Изумительная экспозиция. Некоторых наших сограждан, особенно тех, кто не слишком доволен приездом такого количества граждан Ирана, хотелось бы увидеть рассматривающими эти изысканные и бесценные памятники соседнего народа. Это в значительной степени сбило бы их неразумную спесь. И доказало бы очевидную истину, что кроме нас есть и другие народы с не менее значительной рукописной и художественной культурой.

В Матенадаране среди тысяч рукописей от V до XIX веков, в основном армянских, есть и прекрасный массив арабо-персидских рукописей и документов. Коллекция формировалась не сразу и в ее основе две другие группы — из Дивана Армянских католикосов и библиотеки московского Лазаревского института. Кроме того, конечно, были дары, прежде всего великолепно иллюстрированные рукописи и отдельные миниатюры, которые попали в Матенадаран от Варужана Санапетяна, Арутюна Азаряна, Луизы Асланян — щедрых доноров и углубленных знатоков. Благодаря общим усилиям матенадарановская коллекция арабо-персидских рукописей — одна из значительных в мире — не по количеству, разумеется, а по исторической ценности и художественному уровню. Они созданы в IX-XIX вв. и включают как литературные произведения, так и научные труды. Можно сказать, что представлены все наиболее важные художественные школы. Особенно полно арабские, персидские, турецкие рукописи, каллиграфия, листы миниатюр и документы.
Из всего этого богатства в экспозицию включено полсотни экспонатов, но каких! Внимательный посетитель найдет здесь пищу и для ума, и для глаз. И, наверное, для души. Прежде всего может полюбоваться изумительным искусством каллиграфии, буквально доведенной до совершенства. Писцы старались придерживаться и стиля, и канона, но при этом неизменно привносить свое. В зависимости от силы таланта и воображения. Поскольку иллюстрации полагались только к литературным опусам, то все остальное, в том числе официальные документы, украшались орнаментом, декором. На выставке есть вещи более чем любопытные. Например, Указ Сефевидского шаха Сулеймана, подтверждающий патриаршие права Католикоса Егиазара (1686/87 гг.). Или Указ шаха Мезафареддина иранским армянам о разрешении увеличить количество армянских школ (1900 г.).
В витринах расположились “Назидания царям” и “Назидания визирям”, приказы Надир шаха. Но как ни любопытны подобные исторические документы, самое привлекательное с точки зрения среднестатистического посетителя именно иллюстрированные рукописи. Стихи Руми (рук. XVII в.), “Шахнаме” Фирдоуси (рук. 1829 г.), “Юсуф и Зулейка” Джами (рук. 1554-1555 гг.) и другие из этого ряда. Тончайшая техника, чуть ли не микроскопическая проработка лиц, одежды и т.д. Как только умудрились, трудно представить. О калейдоскопической игре цвета можно и не говорить. Очень красивая, располагающая к размышлениям выставка, подготовленная искусствоведом-востоковедом Раисой Амирбекян. Она же автор альбома, который в ближайшее время предстанет пред очи. В нем почти 150 репродукций книжной живописи из арабо-персидского фонда Матенадарана, а кроме них образцы тисненых переплетов, “мраморной” бумаги — искусство восточного манускрипта. Все это — иллюстрация армянской толерантности и сведенной до минимума зашоренности. Многочисленные посетители-иранцы вновь убедились в этом.
* * *
В это же время в Музее современного искусства экспонируется выставка о немецком архитекторе Эрихе Мендельсоне (1887-1953), одном из крестных отцов зодчества XX века, во многом определившего его развитие. Речь сейчас, однако, не о его творчестве, а о том, как надо пропагандировать свою культуру. Эту экспозицию можно назвать без преувеличения идеальной. Множество фотографий, изысканные макеты, копии рисунков и эскизов Мендельсона и другие материалы складываются в насыщенное архитектурное пространство, в панораму зодческой лаборатории. Отметим: выставка передвижная, Институт зарубежных связей возит ее по миру, представляя культуру Германии. Это яркий пример подобной выставки и для нас, нуждающихся в убедительной, ясной и доходчивой пропаганде национального наследия. Ведь армянская архитектура, и не только средневековая — та самая “субстанция”, которой мы можем гордиться и которая есть наш вклад в мировое зодчество. Между тем максимум, на что мы отваживаемся, — однообразные фотовыставки, не подкрепленные научным аппаратом. Как правило, на весьма дилетантском уровне. Конечно, мы не Германия и такого уровня выставку мы не одолеем (она наверняка обошлась недешево), хотя — как знать. Но игра стоит свеч: именно такие выставки можно представлять за рубежом…