Масштабные события в регионе только начинаются

Архив 200925/07/2009

В Баку состоялось расширенное заседание правительства. Здесь впервые после московского саммита Алиев — Саргсян президент Азербайджана определил свое видение дальнейшего развития переговорного процесса по карабахскому урегулированию.

Но начнем с того, как комментировали московские переговоры их участники. Российский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Юрий Мерзляков заявил, что президенты “обсуждали вопросы, которые на данном этапе вызывают отсутствие понимания”. Представитель США Мэтью Брайза был “немного разочарован тем, что не было подписано документа”, хотя, по его словам, “это первая встреча, когда президенты открыто в нашем присутствии дискутировали”. Удивил сопредседатель от Франции Бернар Фасье. Он сообщил, что “широкий спектр вопросов требует от президентов времени для оценки этого диалога” и добавил, что “к счастью, впереди летняя пауза”. Что это значит? Напомним, что еще на летней сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ полномочный представитель этого органа Горан Ленмаркер на встрече с парламентариями стран Южного Кавказа заявлял о некоем “золотом шансе”, который “позволит странам Южного Кавказа войти в ЕС, разрешив конфликты на своей территории”. Затем на саммите G8 президенты России, США и Франции и выступили с заявлением, что Еревану и Баку представлен вариант последних предложений по Нагорному Карабаху. Речь шла об обновленном варианте мадридского документа от 29 ноября 2007 года. Вслед за этим Госдепартамент США провозгласил мадридские принципы урегулирования из 6 пунктов базой для урегулирования карабахского конфликта.
Но Баку торпедировал предложения Минской группы ОБСЕ. Более того, он во многом способствовал тому, что до конца нынешнего года в этой группе сменятся представители России и США. “Я собираюсь и надеюсь, что на седьмом году службы в качестве российского сопредседателя МГ ОБСЕ мне будет позволено покинуть пост, — заявил сопредседатель от России Мерзляков. — Думаю, это произойдет в этом году”. В свою очередь американский сопредседатель МГ ОБСЕ Мэтью Брайза также сообщил, что после совершения последнего визита в регион в качестве сопредседателя он тоже до конца года покинет свой пост. Опытные дипломаты Юрий Мерзляков и Мэтью Брайза не один год “вгрызались” в сложнейшую проблему карабахского регулирования. Поэтому для новых назначенцев “вход в тематику” потребует значительного времени.
В итоге процесс карабахского урегулирования придется начинать практически с “чистого листа”, но с учетом уже той позиции, которую высказал президент Азербайджана Ильхам Алиев. “Территориальная целостность Азербайджана должна быть восстановлена, а все захваченные земли освобождены от оккупантов, — заявил глава Азербайджана. — Те, кто проживает в Нагорном Карабахе, и азербайджанцы, которые возвратятся туда, должны жить в условиях автономии. Такова наша принципиальная позиция, и я еще раз хочу сказать, что она опирается на нормы международного права. Надеюсь, что если армянская сторона учтет реальную ситуацию, проанализирует и примет во внимание растущие возможности Азербайджана — и военные, и экономические, и политические, и дипломатические успехи, то вопрос может быть решен в скором времени”.
Таким образом, Баку считает, что ему удалось выиграть “историческое время”, “закольцевать нулевым исходом” политико-дипломатическую операцию, которую активно осуществляли с начала 2009 года дипломатии США, Турции и Армении, и поставить дилемму: либо урегулирование карабахской проблемы с принятием условий Азербайджана, либо решение проблемы с помощью силового фактора.
Получается, что азербайджанская дипломатия перед московским саммитом не выработала запасной позиции и вернулась на исходный, очень ущербный плацдарм. Во-первых, даже если Баку и решится на военный вариант решения карабахской проблемы, он столкнется с синдромом недавнего кавказского кризиса. Только на сей раз независимость Карабаха будет признана в первую очередь западными странами. Во-вторых, вероятность участия Турции в боевых действиях на Кавказе минимальна, поскольку ей как члену НАТО не позволят это сделать ее же западные союзники. В-третьих, вооруженный конфликт в зоне соприкосновения ОДКБ и НАТО ничего хорошего не сулит Азербайджану в плане его геополитической устойчивости, поскольку он одновременно подвергнется давлению и со стороны Ирана. В этой ситуации высока вероятность раскола страны по границам бывших азербайджанских ханств в момент их вхождения в состав Российской империи. Аналогичные процессы фрагментации территорий уже идут в географически близких от Азербайджана Ираке и Афганистане. А главная ошибка Баку заключается в том, что он ментально выстраивает свою внешнюю политику исходя из виртуального нахождения на постсоветском пространстве, пытается обезопасить себя от “нового русского империализма”. Фактически же Азербайджан уже давно находится в зоне “Большого Ближнего Востока”, где бывшие империи — Турция и Персия — давно строят свою внешнюю политику на принципах так называемой “глубинной дипломатии”.
То, что сценарий закавказской игры давно расписан, свидетельствуют и события, которые начались после московского саммита Алиев — Саргсян. На днях сопредседатели по вопросам Армении в Конгрессе Соединенных Штатов Фрэнк Паллоне и Марк Кирк, а также соавторы резолюции о геноциде армян Адам Шифф и Джордж Раданович обратились с письмом к президенту США Бараку Обаме, призывая его разграничить процесс урегулирования армяно-турецких отношений от вопроса признании геноцида армян. Конгрессмены намекают на то, что американская дипломатия “попалась на удочку” Анкары, которая “согласилась подписать “Дорожную карту” за два дня до 24 апреля, дня памяти жертв геноцида армян, для того чтобы предотвратить признание факта геноцида со стороны США”. Не случайно также и то, что на днях на страницах турецкой газеты “Сабах” появились сообщения о главных приоритетах внешней политики Турции. Согласно газете, министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу считает, что Анкара “не выставляет Ереван и Карабах в качестве альтернативы”. В вопросах урегулирования отношений с Арменией и решения карабахского конфликта Турция преследует исключительно национальные и региональные интересы. Поэтому, пишет “Сабах”, сохранение нынешнего статус-кво в Закавказье содержит для Турции большие геополитические риски.
В этой связи отметим еще один маленький нюанс в дипломатии Еревана. Если, например, Армения заявляет о стремлении устранить границы в Европе и строить отношения с Турцией без предварительных условий, чтобы, как заявил президент Серж Саргсян, “вывести страну через Турцию к границам с ЕС и вместе с ней вписаться в европейские стандарты” (пряник), то армянская диаспора на Западе призывает вообще забыть о возможном членстве Турции в ЕС (кнут).
Одним словом, Баку, поспешив захлопнуть “карабахские ворота”, по сути, открыл “ереванский коридор”. Поэтому более масштабные события в этом регионе мира еще только начинаются.
(С незначительными
сокращениями)