Маркиз Пьеро Роккетта и программа “Время”

Архив 200909/06/2009

Пьеро Инчице дела Роккетта, маркиз и винодел из Италии, любит не только свое дело, но и своего деда.

Дед Пьеро Инчице дела Роккетты наверняка говорил внуку много умного и интересного, потому что не может же человек быть неумным и неинтересным, если хотя бы раз скажет то, что маркиз и винодел услышал и запомнил. Цитирую. “Создавая посредственные вещи и создавая замечательные вещи, ты тратишь одинаковое количество времени и денег. Жизнь слишком коротка, чтобы делать то, к чему не лежит душа”, — дедушка сказал Пьеро Инчице дела Роккетты.
Мысль очень понравилась внуку, и спустя годы он придал ей новое развитие. “Поймите меня правильно, — заметил внук, — конечно, любой бизнес должен быть жизнеспособным, но в погоне за истиной мы не можем срезать углы”.
Теперь автор просит понять правильно уже себя. Он, автор, конечно, видит разницу между бизнесом, политикой и жизнью вообще, но временами находит в них и много общего. Например. Создавая себе кумира, человек тратит на возведение воздушных замков примерно столько времени, сколько уходит на то, чтобы понять: ничего замечательного, увы, не создалось, а вышло нечто посредственное. Тогда зачем было тратить столько времени и столько средств?
Еще интереснее, когда посредственное пытаются подсунуть как лучшее и новое, опять же вкладывая в начинание уйму времени и массу денег. Как говорил дедушка Пьеро Инчице дела Роккетты: “Жизнь слишком коротка, чтобы делать то, к чему не лежит душа”. Вот именно. Правда, в нашем случае дед прав ровно наполовину — к тому, что делают, у некоторых душа и впрямь лежит, но жизнь все равно коротка.
Кто подсчитал, сколько умственных и энергетических ресурсов (не говоря уже о потерянных трудоднях) было потрачено на попытку передать ключи от Еревана человеку, у которого к управлению городом душа ну никак не лежит, поскольку устремлена не на улицу Аргишти, где находится мэрия, а в сторону проспекта Баграмяна, откуда управляют государством. Переселения души в мэрском направлении, как известно, не произошло, но можно ли после этого рассчитывать на то, что потерь времени впустую и непроизводительных расходов уже не будет?
Приятно, конечно, слышать разумные речи о том, что вечнозеленость лозунга “Борьба, борьба до конца!” уже не радует, что пора, мол, зажить в государстве, “…в котором мы будем не бороться, а работать, созидать, строить свою страну”, что в некотором смысле перекликается с призывом Роккетты-старшего создавать вещи не посредственные, а замечательные. Кто бы спорил…
Но вот что получается на деле. “К сожалению, — продолжал главный народный мститель Армении, — сегодня наша страна оккупирована диктаторами, разбойниками и бандитами. Даже такое обычное мероприятие, как выборы в Совет старейшин Еревана, превращается в борьбу. Выборы не только мэра столицы, но и руководителя любой сельской общины превращаются в борьбу не на жизнь, а на смерть. А это означает, что группа бандитов, невежд и диктаторов с 1998 года узурпировала власть и решила никому ее не отдавать”.
Понятно, что тут не до отдыха, что тут прямо как в “Оде радости” у Людвига ван Бетховена:

Стойкость в муке нестерпимой,
Помощь тем, кто угнетен,
Сила клятвы нерушимой,
Вот священный наш закон!
Гордость пред лицом тирана (пусть то жизни стоит нам).
Смерть служителям обмана.
Слава праведным делам!

Понятно, что заводилы политклуба веселых и находчивых будут и дальше придумывать эксклюзивные комбинации и отдельные элементы в демонстрации “народного гнева”, не забывая, однако, и классику, как, например, вывешивание на решетках парламента аксессуаров дамского белья, “живые цепочки” на улицах, дефиле в арестантских робах и пр. Можно также ожидать, что главному Робин Гуду Республики Армения удастся еще какое-то время водить по улицам людей, хотя все идет к тому, чтоб самому уже не ходить, а выступать в стационарном порядке: пусть сами приходят, слушают и поступают как велено. А не приходить и не слушать — просто западло. Такая вот картина после очередных выборов не на жизнь, а на смерть.
Интересно, поверят ли хоть сейчас люди словам Пьеро Инчице дела Роккетты о том, что жизнь слишком коротка, чтобы делать то, к чему не лежит душа. Тем более когда на создание посредственных и замечательных вещей требуется примерно одно и то же время.  
Сергей БАБЛУМЯН
Москва