Марио Варгас Льоса: “Культура не нуждается в охране из чиновников или комиссаров

Архив 201026/10/2010

Мы, армяне, — народ древний, сохранивший на протяжении веков приверженность к национальным традициям. И это прекрасно. Однако особая ценность любой культуры в ее открытости миру, а не попытках отгородиться от остальных культурных сообществ. О взаимопроникновении культур говорит в своем эссе “Зачем поклоняться грому и молнии?” получивший на днях Нобелевскую премию по литературе перуанский писатель Марио Варгас Льоса. Предлагаем отрывки из этого эссе.

Все, сказанное Льосой, звучит особенно актуально на фоне таких событий в нашей общественной жизни, как, скажем, в штыки воспринятая инициатива Министерства образования открыть в Армении иноязычные школы. И не стоит забывать, что слова в защиту глобализации звучат из уст писателя, на родине которого популярны идеи самобытной, “автохтонной” Индо-Америки.

“Культурная самобытность” — категория небезопасная. Она представляет собой не только сомнительную и искусственно созданную конструкцию; в политической плоскости она таит угрозу для высшей ценности человечества — для свободы. У людей, которые говорят на одном языке, родились и живут на одной земле, встречаются с одними и теми же проблемами, придерживаются одной веры и одинаковых обычаев, бесспорно, немало общего. Но концепция самобытности — если только не подразумевает отдельную личность — оборачивается обезличенной коллективистской абстракцией, далекой от всего, что дается человеку не местом рождения, географическим или социальным окружением, а дается фундаментальной от природы творческой сутью. Источником подлинной самобытности служит как раз способность противостоять внешним факторам, действуя по своей воле и собственному разумению.
Как идеологический вымысел, клише “культурная самобытность” служит инструментом национализма. Многие этнографы и антропологи опровергают представление о коллективной идентичности даже тогда, когда речь идет о самых архаичных укладах. Общие привычки и обычаи могут играть решающую роль при защите группы, но всегда остается достаточный простор для проявления творческой индивидуальности отдельного члена общества, если в нем признается оригинальная личность, а не жалкая частица какого-то целого. Индивидуальные отличия берут верх над общими чертами. В этой связи глобализацию можно только приветствовать, поскольку она существенно расширяет поле индивидуальной свободы.

Нет сомнений, что с глобализацией главным языком становится английский, подобно тому как в средние века было с латынью. Значение английского будет возрастать, поскольку это незаменимый инструмент международного понимания и обмена. Но разве отсюда следует, будто возвышение английского будет происходить в ущерб другим великим языкам? Вовсе нет. Скорее наоборот. Мир, в котором стираются границы и все теснее взаимосвязи, побуждает новые поколения к тому, чтобы изучать и принимать иные культуры не в порядке прихотливого хобби, а в силу необходимости, поскольку владение языками и умение вести себя в среде разных культур — решающие предпосылки успехов на профессиональном поприще. Миллионы молодых мужчин и женщин отвечают нынче на вызов глобализации тем, что изучают японский, немецкий, китайский, русский, французский… Эта тенденция будет только расти. Наилучшей защитой для нашей собственной культуры и наших языков послужит энергичная их пропаганда во всем новом мире, а не тупые попытки защищаться прививками против опасностей английской заразы.
Лучшие страницы в истории учат нас, что культуры не нуждаются в охране из чиновников или комиссаров, что для культур, чтобы оставаться живыми и кипучими, нет надобности разгораживаться “железными занавесами” и приставлять к ним пограничную стражу. Все такие попытки, напротив, только угнетают культуру, если не умерщвляют. Культуры должны развиваться свободно и свободно встречаться с самыми разными влияниями. Это их освежает и обновляет, служит стимулом для развития и адаптации к вечно меняющемуся току жизни.
В средние века латынь не погубила греческий язык, наоборот, художественная и языковая глубина эллинской культуры оплодотворила римскую цивилизацию, а благодаря ей философия Платона, Аристотеля и поэзия Гомера распространилась по всему миру. Глобализация не ведет к вымиранию местных культур; все, что в них есть ценного, жизнеспособного, найдет во всемирно открытой структуре благодатную почву для расцвета.
Это наблюдается повсюду в Европе и особо характерно для Испании. При диктатуре генерала Франко местные культуры преследовались и загонялись в подполье. Но с возвращением демократии богатые и разнообразные краски стали оживать снова. В государстве, сложенном из автономных земель, эти процессы с особым размахом прошли в Каталонии, Галиции, на земле басков и в других регионах. Разумеется, позитивное возрождение местных культур не надо путать со вспышками национализма, представляющего серьезную угрозу для свободной культуры.
Т.С.Элиот в славном эссе “Заметки к определению понятия культура” в 1949 году предсказывал, что в будущем человечество ожидает ренессанс местных и региональных культур. Тогда его пророчество звучало весьма рискованно. Но в XXI веке глобализация обратит предвидение в реальность, и это можно только приветствовать.
Сегодня, в условиях, когда институт национального государства теряет свои позиции, мы наблюдаем, как подавленные, забытые и заглохшие местные культуры снова оживают и включаются в гигантский оркестр голосов нашей глобализованной планеты.
Подготовила