Манвел КУМАШЯН: “Сидя на нефтяной трубе, клан Алиевых печется не о Карабахе…”

Архив 201128/06/2011

После каждой встречи по карабахской проблеме, да и в периодах между ними, в Армении и Азербайджане на официальных уровнях звучат взимные обвинения в неконструктивности. Причем, в обеих странах позиции различных официальных представителей не отличаются даже в деталях. Эксперт, член правления НПО “Европейская интеграция” Манвел Кумашян согласен в целом с этим утверждением, однако он обратил внимание журналистов на некоторые различия в оценках азербайджанских деятелей, проявившиеся после Казани. — Последнюю встречу я бы поставил особняком. После Казани мы впервые столкнулись с разнобоем оценок в азербайджанском “лагере”, — сказал Кумашян. — К такому выводу приходишь при сопоставлении высказываний на уровне министра ИД АР, который традиционно обвинил в провале армянскую сторону и крупного функционера правящей партии АР — “Ени Азербайджан”, который не только признал тот факт, что Казань не принесла плодов по вине азербайджанской стороны, но и “аргументировал” свою позицию. В частности, он сказал: “Президент Азербайджана не подпишет документа … под чьим-то давлением и с позиций больших государств”.
Естественно, сразу же возникает вопрос: является ли эта разноголосица следствием “досадной оплошности”, несогласованности в цейтноте?.. Или же мы становимся свидетелями новой политической культуры в соседней стране, когда “правая рука” может быть не согласна с “левой”? Конечно, очень хотелось бы углядеть в этом свидетельство демократических ростков, “прорезывающихся” в Азербайджане. Это был бы наилучший вариант для всех сторон, ибо в этом случае поведение Азербайджана в переговорном процессе было бы более прогнозируемым. Подчеркиваю: поведение, но не желание и цели, которые, к слову, совершенно не скрываются. А прогнозируемость как минимум проявилась бы в элементарном уважении не только к противной стороне, но и к посредникам, которые, казалось сделали все возможное, чтобы на данном этапе был достигнут определенный прогресс в решении проблемы.
В Казани (и этого никто не скрывал) ожидалось подписание некоего базового документа, являвшегося результатом изнурительных переговоров и многочисленных согласований. Конечно, подобный документ не мог бы на сто процентов удовлетворить все стороны конфликта, о чем, кстати, армянское руководство прямо заявляло. Вспомним слова президента Саргсяна, подчеркнувшего, что документ, находящийся на столе переговоров, не является тем, о чем мы мечтали (напомним также, что за эту откровенность он удостоился дополнительной критики со стороны оппонентов). Естественно, несовершенным этот документ является и для Азербайджана. Но на то и компромисс, предполагающий, что каждая из сторон должна чем-то поступиться….
Известно, особенностью тоталитарного мышления является то, что в сознании его носителей любой компромисс есть поражение, причем поражение не народа, а самого вождя, хозяина или пахана, если хотите. Нам, поколению, еще не забывшему советское прошлое, не надо напоминать, что такое “бескомпромиссная борьба” с капитализмом, империализмом и прочими “измами” как внутри страны, так и вне ее, а также то, чем завершилась такая борьба. Но, как говорится, история преподносит лишь один урок — она ничему не учит. В случае Азербайджана, вернее Алиевых, “идеологической” основой тоталитаризма является не очередная утопическая идея, а более “приземленная субстанция” — нефть. Сидя на нефтяной трубе, клан Алиевых, уверен, печется не о Карабахе. Понимая, что в Азербайджане “попользоваться” нефтяной трубой захотел бы не один клан, да и самому народу в иных случаях трудно объяснить почему при многомиллиардных нефтяных доходах они живут так бедно, Алиевым, чтобы держать народ в повиновении, выгодно иметь какое-то внешнее “пугало”. Это — классика тоталитаризма. И в этом смысле карабахская проблема для них “божий дар”. А потому уже не важно, какой очередной вариант будет лежать на столе переговоров — “ки-уэстский”, “пражский”, “мадридский”… Бравому “нефтяному ковбою” нужен не тот или иной компромиссный вариант. Для него важен сам процесс…
Конечно, даже Алиев, видя участь своих “нефтяных собратьев” в арабских странах, понимает, что долго так продолжаться не может. Но пока есть возможность, почему бы не воспользоваться?. А дальше видно будет…
Что касается азербайджанского партийного функционера,.. он высказал вслух то, о чем думал его хозяин. Во всех царствах существуют шуты, “работа” которых, кроме того, чтобы потешать хозяина и его гостей, заключается именно в этом. Конечно, потом хозяин может оправдаться, — мол, что возьмешь с дурака? Однако всякий умный уж точно недвусмысленно понимает истинные намерения царя.
Надеюсь, в дальнейшем, ведя переговоры, и посредники, и армянская сторона обязательно учтут столь “искренние реверансы” азербайджанских “господ” в их адрес.
— Все посредники выразили разочарование по поводу провала казанской встречи, а российский президент высказался еще жестче. Согласно источнику газеты “Коммерсантъ”, его слова звучали так: “Следующую встречу господ Алиева и Саргисяна он намерен организовывать только при условии, что на ней президенты Армении и Азербайджана наконец-то подпишут документ о принципах карабахского урегулирования”. Как вы думаете, можно ли это считать концом переговоров в ближайшей перспективе? 
— Конечно, очень легко понять реакцию российского президента. Более того, если в “КоммерсантЪ”-е его слова переданы точно, то они отражают не только разочарование, но и крайнее, с трудом подавляемое, раздражение. Медведев в последний год был главным “регулировщиком” в Минской “тройке”. Помимо прочего, на кону был, безусловно, и вопрос его имиджа — ведь президентские выборы в России не за горами. И тем не менее, говорить о конце переговоров, думаю, еще очень и очень рано.
Определенная передышка будет хотя бы потому, что лето обычно — не самая активная пора для политической деятельности. И если не будет форс-мажорных обстоятельств, к примеру, военных действий (вспомним, что русско-грузинская война началась в августе), а это, скажу сразу, я считаю маловероятным, то осенью сопредседатели Минской группы возобновят свою “челночную” деятельность. Будет ли она заключаться в “додавливании” “мадридских принципов” или, как уже говорилось на уровне французского сопредседателя, в появлении на столе новых базовых принципов, покажет время…