Манеж, песок, клубника

Архив 201016/12/2010

Отвратительное действо, произведенное футбольными фанатами вперемешку с расистскими негодяями в городе-герое Москве, запомнилось даже не одной, а сразу двумя впечатляющими сценками.
Сценка первая. Неизвестно от чего окультурившаяся вдруг милиция отметилась невиданной доселе учтивостью. Адресуясь к откровенным хулиганам, стражи порядка стали применять обращение “уважаемый”. Получалось нечто типа “не согласились бы вы, любезный, подняться на тротуар, чтобы не мешать движению общественного транспорта? Благодарим за понимание”. “Уважаемые” — во всю глотку оравшие “Москва для москвичей!” и “Зиг хайль!”, за что им по Конституции прямая дорога в Магадан, на джентльменов в бронежилетах чихали и кашляли.
Сценка номер два. Начальник московской милиции Владимир Колокольцев с погонами генерал-лейтенанта на плечах ведет беседу с неким молодым человеком с маской на лице. Тот, который в маске, представляет то ли крутых фанатов, то ли отпетых националистов. Генерал явно в состоянии смущения, но потребовать снять тряпку с прорезями почему-то не решается. Получается, что правила заданной бузотером игры главный милиционер столицы принимает, а значит, проигрывает в первом же тайме. А дальше все идет так, как не должно было идти ни в коем случае: бесчинствующая толпа переходит в наступление и предъявляет ультиматум, милиция оправдывается, неловко защищается и еще хуже защищает общественный порядок.
Но удивило не только это. О том, что сюда, на Манежную площадь Москвы, собираются прибыть не барышни из хореографического училища репетировать новогодний бал, знали все и узнали не вчера. Что делает в таких случаях милиция? В таких случаях милиция разгоняет все это дело к чертовой матери еще на подступах к площади, не дожидаясь, пока злые силы сомкнут свои ряды и начнут громить все подряд. То есть поступает ровно так, как действует на митингах политической оппозиции в неразрешенном месте на неутвержденную тему и смущающем власти количестве участников. А здесь, на Манежной, нескончаемая череда книксенов и реверансов до той самой минуты, когда ничего уже не остановить.
Что по итогам случившегося побоища? О розыске, а тем более задержании главных подстрекателей к насилию пока ничего внятного. Возбуждено одиннадцать уголовных дел, задержаны, но к утру отпущены по домам шестьдесят участников позорища, никто не арестован, а очевидные погромы и массовые беспорядки почему-то названы хулиганством. Вроде как нагрубили контролеру в кинотеатре или перешли улицу в неположенном месте.
Но тут есть один нюанс. Он в том, что действующее законодательство более серьезных мер наказания в подобных случаях не предполагает вообще. И в то же время глава государства потребовал классифицировать случившееся как преступление и приказал привлечь к ответственности лиц, их совершивших. Но как? Привлечь по более тяжким статьям правоохранителям очень сложно. А порой и невозможно. Что делать? Спросите пятиклассника, и он с одного раза ответит — менять законодательство.
Но не только это надо, поскольку есть и другая сторона. Сколько уже раз говорилось: надо вести себя в гостях так, как ведут себя в гостях, а не стремиться стать хозяином положения не в своем доме. Издалека многим кажется, что Уругвай и Парагвай — это одна страна, на самом деле это не так. С другой стороны, закон должен одинаково жестко реагировать как на ведущие себя по-хамски в чужих краях этнические группировки, так и на проделки доморощенных экстремистов.

…То, что долго зрело в теории, похоже, уже вызрело, и с “Зиг хайль!” национал-фашистов, кровью их жертв и хрустом костей всех попадавших под горячую руку показало себя на практике. Уроки то ли извлекут, то ли опять вспомнят легендарного Рафика Нишанова с его рассуждениями насчет клубники на самаркандском рынке. Только сейчас все гораздо сложнее и намного опаснее. В связи с чем в голову приходят слова другого мудрого человека.
— Если долго прятать голову в песок, — сказал тот человек, — то думать приходится только тем местом, которое находится на поверхности. А когда им думаешь, то через него все и получается.
Пока, увы, только так оно и получается.     
Москва