Малхасян против гюмрийской мэрии

Архив 201201/03/2012


Экс-сотрудник горведомства обвиняет бывших коллег в целом букете прегрешений

Последние три дня перед зданием Минюста можно было заметить человека с повешенным на грудь большим плакатом, на котором “сообщалось” о коррумпированности отечественной системы правосудия.

Человек этот оказался гюмрийцем, и протест его относился к гюмрийской “ветви” системы правосудия, а также лично к мэрии родного города.
О делах, творимых в гюмрийской мэрии и вокруг нее, Генрик Малхасян знает не понаслышке. Благо в этой структуре он лично проработал три с половиной года агентом в отделе учета бюджетных доходов. А в прошлом году даже был награжден грамотой за безукоризненную работу. Фактически, до поры до времени его ценили и уважали. Любовь к трудолюбивому сотруднику угасла, как только он отказался выполнить один из негласных приказов вышестоящих коллег. “Из всего штата горуправленцев я единственный отказался добровольно-принудительно отдать свою месячную зарплату на строительство нового здания мэрии”, — рассказывает Генрик Малхасян. У последнего была уважительная причина отказаться платить мзду. Он, отец двух несовершеннолетних детей (старший сын Малхасяна погиб во время службы в армии), не мог позволить себе столь крупные затраты. “Я, конечно, платил по 5 тысяч драмов, по 10 тысяч, но всему же есть предел. Когда у меня потребовали причитающиеся мне отпускные 124 тысячи драмов, я восстал”.
Такое геройство с рук ему не сошло. Начальство вызвало Малхасяна на ковер и потребовало разъяснений по поводу его непатриотического поступка. Его доводы о сложном социальном положении были отклонены, разговор с минора перешел на мажор, в итоге Малхасян не сдержался и крепким словцом высказал свое отношение к поборам в мэрии. За это он был строго наказан. Ему припаяли административное взыскание, на него подали в суд, а чуть погодя и вовсе выгнали с работы. “В период с 21 июня по 24 июня 2011 года мне за одну и ту же провинность сделали подряд два письменных замечания и тут же освободили с занимаемой должности, нарушив тем самым целый ряд статей Трудового кодекса Армении”, — утверждает Малхасян.
За последний год экс-сотрудник мэрии преуспел в изучении отечественного законодательства — не имея средств на адвоката, ему приходится самому защищать собственные права. Так он, например, обнаружил, что решение об административном взыскании, принятое без коллективного обсуждения (а именно так все и происходило), — грубое нарушение Трудового кодекса. Всего Малхасян насчитал шесть кодексовых статей, а также одну статью Конституции РА, на которые, мягко говоря, наплевало руководство мэрии, когда освобождалось от своего неудобного сотрудника. “К примеру, они не имели права лишать меня работы вплоть до судебного решения, признающего меня виновным”, — утверждает Малхасян.
Впрочем, Малхасян не ограничился обороной и перешел в контратаку. Теперь он подал иск против некогда родной ему мэрии, обвиняя ее руководство в целом букете уголовных преступлений. В своем заявлении он обвинил бывших коллег в хищениях, присвоениях, злоупотреблениях служебным положением… Одно из его обвинений касалось, к примеру, разовой акции, когда в 2010 году семьям погибших азатамартиков предоставлялась помощь в 20 тысяч драмов. Малхасян утверждает, что имела место частичная раздача денег, а остальные суммы были благополучно присвоены. Называет он и имена, которые мы не будем приводить — мы-то чтим закон и не желаем обвинять тех, кого суд еще виновным не признал.
Зато мы имеем право процитировать Генрика Малхасяна: “Вот уже девять месяцев в следственном отделе собираются материалы о злоупотреблениях в гюмрийской мэрии. Впрочем, собираются — громко сказано. Мне известно, что запрашиваемые документы следователю не предоставляются. Точно так же, никто из мэрии не приходит к следственному органу для дачи разъяснений. Ну а меня постоянно запугивают, называют шантажистом и отступником”. Малхасян утверждает, что на него было оказано и физическое воздействие. “2 февраля 2012 года по дороге домой на меня напали двое неизвестных и “попросили” забрать назад иски. После этого “разговора” я 11 дней лечился в кардиологическом отделении гюмрийской больницы”, — говорит Малхасян.
Но… сдаваться он не собирается. Письмо с подробным изложением своей истории, а также злоупотреблений в гюмрийской мэрии он направил во все мыслимые и немыслимые отечественные правовые инстанции. Теперь с надеждой ждет ответа.