Маленький армянский след на планете Майкла Джексона

Архив 200904/07/2009

Впервые Джексон побывал в Москве в 1993 году по приглашению режиссера Самвела Гаспарова, возглавлявшего тогда компанию “Десса”. Концерт бы не состоялся, если бы не находчивость Гаспарова, потерявшего все деньги на первом его шоу-проекте и лишившегося возможности снимать кино в Америке и тем не менее оставшегося победителем.

После этого концерта Джексон посвятил российской столице песню “Незнакомец в Москве”, которая вошла в альбом History. 
В 1992 году Самвел Гаспаров работал в Румынии, где познакомился с продюсером Джексона Марселем Аврамом. Как-то в застольной беседе российский режиссер поделился своей мечтой снять картину в Америке, но мечтой печальной, поскольку денег — кот наплакал. Неожиданно Аврам предложил ему устроить концерт Джексона в Москве и заработать на кино. Попытки пригласить Майкла в Москву уже были — вел переговоры, например, Стас Намин, но безуспешно. Никому в то время и в голову не приходила мысль, что российская фирма может справиться с организацией концерта суперзвезды. Но президент мюнхенской компании Mama Concerts & Rau Марсель Абрам, официальный организатор шоу Джексона, сказал Самвелу: “Warum nicht?” — то бишь “почему нет?” 
Через некоторое время американцы прислали в Москву людей, чтобы разузнать, что такое есть компания “Десса”. Компания внушила доверие, договор был подписан. Вскоре Майкл Джексон приехал в Москву. “Первые впечатления о нем были самые приятные. Не скажу, что он хороший собеседник. Во время приема в гостинице он был неразговорчив, сидел в углу, слушал нас. Я даже удивился, как такой тихий парень такое вытворяет на сцене: он казался медлительным, спокойным, хотя и немного со странностями. Он, например, попросился в два часа ночи пообедать в ресторане. Мы его отвезли в ресторан при Даниловском монастыре, накрыли шикарный стол, а он поел только борщ и был очень доволен. Наши звезды, мне кажется, более капризны, чем он”, — вспоминает Самвел Гаспаров. 
Концерты в Москве совпали с не лучшим периодом в карьере Майкла Джексона: как раз разгорелся скандал — певца обвинил в сексуальных домогательствах 13-летний Джорди Чандлер. По Москве ползли слухи, что приехал двойник певца, а перед самым концертом пустили слух, что кто-то из членов команды Джексона привез наркотики. Нагрянула милиция. Потом поступил звонок о заложенной бомбе, стали искать бомбу. Лил бесконечный дождь, а концерт должен был состояться в “Лужниках” под открытым небом. На улице, около стадиона и в метро работали активисты агиткоманды, которые призывали фанатов расходиться, говоря, что концерт не состоится и т.д. В гримерку певца вломилась прорицательница Джуна Давиташвили и стала уговаривать Майкла не выходить на сцену — мол, день дьявола и он сломает позвоночник. Да и газеты пестрили неблагоприятными прогнозами. Самвел понимал, что все потерял, а это ни много ни мало миллион двести тысяч долларов, но деньги его уже не волновали, он хотел во что бы ни стало сделать концерт! Обескураженный Майкл вместе с доктором сидел в гримерке. Все вокруг суетились, кричали. И вдруг к Самвелу подошла заплаканная женщина. В ее руках был портрет то ли Джексона, то ли Че Гевары. “Это рисовала моя дочь, она почти слепая, у нее три процента зрения, она очень хочет получить автограф Майкла Джексона”, — причитала она. Самвел взял рисунок и прямиком направился к Джексону. Выслушав его, Джексон сказал: “Вы просто сумасшедший, концерт провалился, а вы приходите ради какого-то ребенка!” Продюсер Марсель Аврам чуть со стула не упал: “Твою мать! — заорал он. — Ты потерял полтора миллиона долларов! Мы зря прилетели в этот Советский Союз! А ты приходишь и просишь автограф для какой-то девчонки! Ты в своем уме?!” Самвел ответил просто: “Но ребенок слепой! Плевать на концерт, на весь мир, может, завтра он прозреет от счастья, потому что вы, его кумир, расписались на его рисунке!” Майкл дрогнул… После этого Джексон просто преобразился и решительно сказал: “Я обязательно буду петь”. Хотя его смущал полупустой стадион: билетов было продано очень мало. Майкл попросил открыть ворота стадиона, впустить всех желающих и протереть мокрую от дождя сцену. “Увидев, как народ толпой ворвался на стадион, Джексон пошел к сцене. Момент, когда включили все эти тонны динамиков и он запел, был самый счастливый в моей жизни. С одной стороны, я понял, что все потерял, с другой — что победил. Но на концерте я не остался: кто-то мне дал водки, я ее выпил прямо из горла, как воду, и поехал домой. У меня нервы были на пределе”, — вспоминает Самвел. Его жена, актриса Наталья Вавилова — Александра из фильма “Москва слезам не верит”, — сказала: “Сема! Ты выиграл! Концерт идет! Ты свою работу выполнил честно. А на деньги плевать! Если будет нужно, продадим дом, машины и расплатимся с долгами. Главное — ты победил! Он поет! И люди его слышат!” Самвел не услышал ни одного слова упрека в такой ужасный для них обоих момент разорения. Кстати, тогда Майкл Джексон так и не взял полагающийся ему гонорар. 
Тем не менее охваченная перестроечным хаосом Москва Майклу понравилась. Он жил в “Метрополе”, махал из его окон поклонникам рукой, ходил обедать в ресторан при гостинице, спокойно разгуливал по улицам, знакомился с людьми и радовался как ребенок. А однажды он увидел высокого милиционера в форме и спросил его, где можно купить такую же. И милиционер, оказавшийся поклонником Майкла, обещал подарить ему форму. И действительно привез ее утром в гостиницу. После концерта певец не захотел уезжать из Москвы и остался еще на один день. 
Когда-то Самвел Гаспаров был успешным режиссером, одним из первых в СССР начал снимать боевики. На его фильмы очереди занимали с утра. Наталья Вавилова — всенародно любимая актриса. Сейчас они тихо живут в Подмосковье. Осуществилась их давняя мечта — они купили участок, отстроили дом, посадили сад, разбили клумбы. Самвел продолжает писать сценарии, которые складывает в стол. В 1994 году он снял картину “Как дома, как дела?” — это его единственный фильм, где не стреляют. Это фильм о Тбилиси, о его детстве. Но такие фильмы сейчас не нужны, потому что это фильм о том, как папа любит маму, мама любит папу, а дети любят своих родителей. Если бы в картине папа был алкоголик, мама — проститутка, а дети — наркоманы, то она, наверное, имела бы успех. Так что пока этот фильм ждет лучших времен. 
Смерть Майкла Джексона потрясла Самвела. Он вспоминает Майкла как трогательного, по-детски наивного, человека. Рассказывает, что в его номере было полно игрушек и он играл с ними. “У него было трудное детство. Рос в бедности и достиг таких высот. То, во что он не доиграл в детстве, он играл, будучи взрослым. Его окружали дети, но исключительно потому, что он считал себя их ровесником, — размышляет Самвел. — Майкл Джексон, как бы его ни поливали грязью, останется в наших сердцах Королем”. 
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН