“Мадрид”, который позволяет Баку сохранить лицо?

Архив 200915/12/2009

Новый этап миротворчества вокруг Карабаха будет очень активным
Как уже сообщалось, в конце прошедшей недели в Баку с очередным визитом побывали сопредседатели Минской группы ОБСЕ Юрий Мерзляков (Россия), Бернар Фасье (Франция) и Роберт Брадтке (США).

Они представили президенту Ильхаму Алиеву “доработанный вариант” Мадридского документа. Армянской стороне он будет представлен в первой половине января, когда миротворцы посетят Ереван.

Заявление, сделанное сопредседателями по итогам бакинского визита, выглядит достаточно оптимистичным. В нем, в частности, сказано, что они “надеются завершить работу над базовыми принципами по карабахскому конфликту в 2010 году”. Напомним, 22 ноября в Мюнхене президенты противоборствующих стран в определенной мере согласовали эти принципы. Если следовать первоначальному варианту, который был предложен сторонам два года назад, то базовые принципы означают такие фундаментальные решения, как освобождение территорий вокруг Карабаха, возвращение беженцев и определение статуса Карабаха путем волеизъявления его населения. При этом референдум пройдет в отдаленной перспективе, а до того так называемый “временный статус” Карабаха должен быть не ниже де-факто существующего.
Именно вопрос референдума и, соответственно, статуса НКР и является основным камнем преткновения. Прийти в этом вопросе к согласию намного затруднительнее, нежели даже в пункте об уходе армянских формирований с ряда территорий вокруг Карабаха. Конечно, и этот момент достаточно сложен — уже хотя бы потому, что предполагает введение в регион международных миротворческих подразделений, что неизбежно станет предметом довольно продолжительного торга между внерегиональными игроками. Однако в основе всего — проблема статуса.
Нынешний оптимизм сопредседателей (впрочем, они никогда не делали слишком пессимистических заявлений) дал основание азербайджанским аналитикам сделать вывод, что “все спорные моменты базовых принципов урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха с официальным Баку в целом согласованы” и дело теперь за Арменией. Означает ли это, что президент Алиев согласился на временный статус НКР, никоим образом не затрагивающий суверенитет республики, а также на проведение в будущем референдума, результаты которого станут юридически обязывающими, то есть официально этот статус закрепят? Если так, то почему газета “Зеркало” употребляет формулировку “остается “дожать” президента Саргсяна, что сопредседатели сделают уже в начале января”? Ведь “дожимать” в таком случае армянского лидера совершенно не надо, Ереван уже не раз давал понять, что при всех оговорках по большому счету такое развитие событий нас устраивает, ибо позволяет сохранить и навек закрепить главное — свободу и независимость НКР.
Возможно, конечно, что “обновление” базовых принципов Мадридского документа означает, что в них произошли некоторые изменения, более выгодные азербайджанской стороне. Однако, думается, эти изменения никак не могут носить фундаментального характера. Речь, скорее всего, идет о поправках косметического характера, учитывающих стремление азербайджанского руководства “сохранить лицо”. Такое вполне возможно — но вряд ли более того. Собственно говоря, в Баку это тоже, кажется, понимают. Поэтому связывают начало первого этапа урегулирования с армяно-турецкими взаимоотношениями. При этом вновь ссылаются на очередные заявления турецкого премьера Реджепа Эрдогана, который опять связал процесс урегулирования отношений с Ереваном с прогрессом в сфере карабахского миротворчества.
Между тем и посредники, и руководители представляемых ими держав не устают повторять, что эти процессы самостоятельны. Это, в частности, еще раз подтвердила госсекретарь США Хиллари Клинтон в недавнем телефонном разговоре с Сержем Саргсяном. Рассказав армянскому лидеру о деталях переговоров между президентом Обамой и премьером Эрдоганом в Вашингтоне, глава американского дипведомства вновь подчеркнула: Белый дом рассматривает разрешение карабахского конфликта и армяно-турецкую нормализацию в качестве отдельных процессов, причем отношения Ереван — Анкара должны налаживаться “без предусловий”. Однако же “прогресс в каждом из которых будет способствовать укреплению мира и стабильности в регионе”. В этом находится ключ к пониманию происходящего. Заинтересованные стороны (а это вовсе не только Ереван, Анкара и Баку, но в первую очередь Россия, США и Евросоюз) в общем-то никогда не скрывали, что при всем позитивном значении деблокады армяно-турецкой границы вопросы вовлечения региона в серьезные международные транспортно-энергетические проекты (идеология Запада), лишение Грузии статуса единственной транзитной страны Южного Кавказа (мечта Кремля) не могут быть решены без урегулирования в Карабахе. Потому что следует одновременно задействовать не только дорогу Карс — Гюмри, но и Ереван — Нахичеван — Баку. Это лишь один, но самый понятный пример. Он показывает, почему актуализировалась тема “параллельности” этих двух процессов.
Будем откровенны — это мало устраивает официальный Ереван, поскольку создает густую тень “предусловий”, которых как бы не удается избежать. Однако если взглянуть на вопрос непредвзято, отстранившись от внутриполитической конъюнктуры, все выглядит совсем не столь мрачно. Ведь для нас вопросом вопросов остается статус Карабаха. И если здесь удается добиться решений, выгодных для Еревана и Степанакерта, остальное имеет уже второстепенное значение. Предположим, базовые принципы и впрямь удастся согласовать в начале будущего года, удастся подписать некую декларацию, а то и более того — рамочное соглашение, регулирующее этапы урегулирования. Очевидно, что сюда будет включен и вопрос “отложенного статуса”, это однозначно. Ясно, что после этого ратификация протоколов станет вопросом самого ближайшего времени. Честно говоря, здесь не видно судьбоносного негатива. Вот если бы предусматривалось, что ради открытия границ с Турцией армяне соглашаются на Карабах в составе Азербайджана — вот это было бы предусловием, согласиться с которым было бы вряд ли представимо. Но ведь такого, как понимаем, нет, да так вопрос и не ставится.
На самом деле все просто. Обновленный вариант Мадридских принципов состоит, как думается, не только в том, что трактует порядок и сроки решения тех или иных конкретных вопросов. Это само собой. Главное — он позволяет бакинскому руководству сохранить лицо, потому что дает возможность сказать — статус Карабаха отложен, мы его де-юре не потеряли. И наоборот — в Ереване получат все основания утверждать, что юридическое оформление независимости НКР, ее международное признание — это лишь вопрос времени, пусть даже и не очень близкого. Как любят повторять в частных беседах миротворцы, “компромисс не может всецело удовлетворять обе стороны. Он должен оставить у них одинаковое ощущение не слишком сильного недовольства”. Но при этом каждая сторона остается в убеждении, что добилась максимально возможного в существующей ситуации. Можно почти наверняка утверждать, что вокруг этого и вращаются сегодня переговоры.