Мадат улетел, но обещал вернуться…

Архив 201125/01/2011

Если раньше представители искусства уезжали за тем, чтобы кое-как пробиться и получать адекватную зарплату, то теперь среди уезжающих немало людей обеспеченных и довольно востребованных в своих областях. Взять того же подавшегося в Канаду Армена Мартиросяна — руководителя государственного биг-бенда Армении. Публика его жаловала, да и финансовых тягот он не испытывал. Не хотелось бы думать, что выработана некая модель выдавливания, отторжения людей культуры, как было с Гергиевым, Дуряном, Чкнаворяном, Карабекяном… Поговаривали, что эстафетную палочку Мартиросян передаст аранжировщику и композитору Мадату Аванесову. Однако разнеслись слухи, что и тот решил уехать. Спустя некоторое время слухи подтвердились — Аванесов в Москве. За разъяснениями мы обратились к самому Мадату АВАНЕСОВУ.
— Спешу сообщить — переезжать в Россию с концами не собираюсь. Просто мне предложили здесь то, о чем давно мечтал — написать музыку к спектаклю! Мой отъезд прошу рассматривать исключительно как творческую командировку.
— Этот ответ стал традиционным… Далее последует — “контракт продлили”, а потом “мы тебя никогда не забудем”. Старая песня…
— Ну во всяком случае не старее песни о, мягко говоря, неразберихе в армянской культуре. К примеру, в Ереване меня лишь разок пригласили поработать в театре — совсем недавно, когда надо было заменить отбывшего музыкального руководителя Камерного театра. И то на время. Почему наши театры столь пассивны? Почему не проводятся конкурсы на, скажем, лучшее музыкальное оформление спектакля, подкрепляя это адекватным денежным вознаграждением?
Что же касается будущего нашего биг-бенда, думаю, Мартиросяна не стоит списывать со счетов. Не обязательно, чтобы худрук оркестра всегда стоял за пультом. Тот же Гаранян руководил одновременно несколькими оркестрами, разъезжая из города в город. Совсем недавно в Москве прошел концерт с участием оркестра под управлением Бутмана, в то время как его самого там не было. Так что это явление нормальное…
— Кстати, о саксофонистах. Уже полтора месяца как Армен Уснунц официально принял руководство биг-бендом.
— Для меня это новость. Все нормально — человек вернулся на старую работу… Думаю, Уснунц не только не даст оркестру опустить планку, но даже поднимет ее. Если, конечно, и он потом не уедет.
— А кто пригласил тебя в Москву?
— Поработать в Московском театре Параджанова меня пригласил худрук — Владимир Габбе. Работа интересная, я, как говорится, дорвался до “сладенького”. А то ведь в Ереване уже выработался некий довольно неприятный стереотип: Мадат Романыч — профессиональный аккомпаниатор.
— Ну это твоя вина, что тебя именно так воспринимают…
— Да, мой “грех” в том, что я научился любить искусство без отрыва от производства. Вот меня и приметили, стали приглашать из проекта в проект. Но профессиональным ростом подобная деятельность, увы, не грозила. “Обкатка” прошла довольно успешно, однако дальше уже все сугубо индивидуально — надо уметь ставить перед собой свои задачи и решать их. Сегодня в Армении до неприличия мало внимания уделяется альтернативному творчеству — да чего там, даже об альтернативном мышлении в искусстве практически забыли. И рок, и джаз, и соул, и даже классика — практически все играется одинаково. Везде какие-то клише, которые почему-то нельзя нарушать. Творчество в футляре!
— Ну вот ты вырвался из клетки. Но не честнее ли, вместо того чтоб шептаться по кафе, а потом втихомолку уезжать из страны, попытаться создать что-то свое?..
— Я не считаю, что это дело единиц, пускай даже объединенных в некие множества. Страна, у которой нет осознанной культурной политики, еще долго будет находиться в подобном положении. Утверждение, что настоящий поэт должен быть голодным, мне кажется, давно перестало быть актуальным. Такие поэты оказываются потом весьма опасными. А те деятели культуры, которым действительно есть что сказать и чему научить молодых, сегодня забыты или попросту находятся в таком незавидном материальном положении, что им не до преподавания.
Искусство спонсируется государством — что есть, то есть, — но кто получает эти деньги? На что они идут? На пропаганду итальянской музыки? Или попытку напомнить стране о тех, кто уже давно выступает за ее пределами?
За последние годы было крайне мало масштабных акций, пропагандирующих армянскую музыку. К примеру, на территории СНГ это был проект “Ереван-Транзит”. Вы только вдумайтесь, звезды российской эстрады пели песни Бабаджаняна, Орбеляна, Аветисяна, Сатяна. Честь и хвала шармовцам — думаю, таких проектов должно быть по возможности много!
В наших оркестрах работает много прекрасных музыкантов, которых надо поддерживать и давать им возможность роста. Я понимаю, наш культурный и шоу-рынок крайне ограничен. Ограничены и его материальные возможности. Но из этого следует только одно: упор надо делать на экспорт и пропаганду армянской культуры. Должны быть задействованы профессиональные продюсеры — нет своих, надо приглашать из за рубежа, — которым будет предоставлена свобода действий и к которым надо будет прислушиваться. Я имею в виду классную, профессиональную музыку, а не разных арменчиков.
Рынок, который мог бы обеспечить достойную жизнь, вот чего нам не хватает. Состоится он — тогда и композиторы буду писать музыку, и дирижеры руководить оркестрами, и музыканты играть, а те, кто может и то, и другое, и третье — за что их надо беречь как зеницу ока, — не станут продавать дома и уезжать… в Канаду.