“Люди больше не приучают детей к сырой воде. Ведь приучать ребенка к отраве нельзя”

Архив 201109/07/2011

 “У нас в Дилижане кран открываешь, вода течет — второе место в мире занимает…” — хвастался Рубик-джан в фильме “Мимино”. “А первое в Ереване?” — съерничал Валико. “Не-е-ет, в Сан-Франциско”… Судя по всему, так оно и есть, ибо, по мнению экспертов, за последние несколько лет качество ереванской воды заметно ухудшилось. Более того, процесс загрязнения идет полным ходом.

Так, по словам председателя общественной организации “Эколур” Инги Зарафян, в случае эксплуатации рудников Абовяна и Раздана 35% питьевой воды будет загрязнено. “Раздан покрывается различными опасными объектами, там сейчас строится фабрика по добыче золота, у которой будет хвостохранилище, что опасно”…
— Если будут эксплуатировать Разданское железное месторождение, выйдет из строя группа пресных вод Арзакана, откуда Ереван получает 10% воды. В то же время из Маяковской группы источников, что в Абовяне, в Ереван поступает 25% питьевой воды. То есть из-за горнорудной промышленности, считающейся стратегическим приоритетом в развитии нашей экономики, столица может лишиться 35% питьевой воды. Сами источники могут попросту исчезнуть и страшно даже представить что будет… А если город, скажем, будет снабжаться зараженной водой, то мы получим второй Капан, про который уже все кричат, что это экологическая катастрофа. В волосах, в грудном молоке матерей, во всех пищевых цепях уже обнаружены металлы. Это действует на онкологию, иммунную, репродуктивную, костную систему людей… Ереван уже имеет очень плохую воду, потому что у нас практически нигде не работают сооружения по очистке канализационных стоков. В очень плохом состоянии все коммуникации, ответственные за доставку и распределение питьевой воды, причем это признают и городские власти.
— Но ведь заменить существующие много лет коммуникации не так-то просто…
— Это верно… С одной стороны, у нас не чистятся стоки, с другой — сами коммуникации изношены донельзя, а это означает, что при любой аварии происходит смешение потоков. На самом деле это проблема практически всех городов мира, но на Западе нашли выход.
Там приспосабливают здания в старом городе под офисы и турцентры, а людей по возможности переселяют в отдаленные районы с новыми коммуникациями. Кроме того, в даунтаунах европейских городов ни в коем случае не сооружают многоквартирные жилые здания, потому что понимают, что коммуникационную систему это просто взорвет.
— У нас центр, напротив, активно застраивается высотными жилыми зданиями. И система пока вроде бы держится.
— Держится за счет того, что в этих домах мало кто живет. Вот если начнут реально заселяться, тогда это будет катастрофа. На месте старых компактных зданий возводятся 14-этажные дома, что увеличивает нагрузки на коммуникации в 30-40 раз. А те меры, которые принимаются, носят чисто временный, косметический характер и они никогда не дадут положительного эффекта. Кроме того, мы еще и наделали кучу ошибок в вопросе водоснабжения. Две водные артерии, которые значительно улучшали экологию города — реки Раздан и Зангу — вымерли. Ущелье Раздана уже застроено объектами: сильно пострадала зеленая зона, сама река превращена в один сплошной канализационный сток. Это вместо того, чтобы очистить ее, превратить в экологический чистую зону. Я уже не говорю, что если пройти вдоль реки до Давидашена, там в плане застройки состояние просто ужасающее и, думается, безнадежное. А реку Зангу, которая была для города очень полезна в смысле вентилирования, мы заключили в трубу. Причем этот проект не прошел ни одной экспертизы, точнее сказать — его намеренно не представили на суд инспекций, чтобы не получить отказа. Такое решение имело смысл только для людей, которые хотели увеличить площадь для своих застроек. И что мы имеем в итоге? Во время осадков эта часть города попросту затапливается — воде некуда сливаться. Такая же картина, кстати, и в Черемушках. Системы водоотводов в люках либо не работают, либо засорены…
— А что у нас с очистительными сооружениями? Ереванская вода вообще проходит какой-либо метод очистки помимо хлорирования?
— Проводится только механическая очистка, а нужна еще и кислородная аэрация. Мы ходили на нашу очистительную станцию, где нам сообщили, что после развала Союза станция не работает и требуются огромные деньги, чтобы ее восстановить. Сейчас вода попросту проходит через решетку, которая задерживает всякие куски и идет себе дальше… Хлорирование воды — метод, безусловно, необходимый, но хлор — страшное соединение, которое практически не выводится. Сейчас в молоке любой кормящей мамы в Ереване можно обнаружить хлор.
— А лабораторные анализы разве не проводятся?
— Как раз недавно исследовали разданскую воду и оказалось, что данные независимых лабораторий значительно отличаются от официальных, полных оптимизма. А все потому, что замеры независимых экспертов были взяты из загрязненных участков. Скажу больше: если выехать вдоль реки за город, то там ситуация страшная — сплошная канализация, дышать совершенно нечем плюс размножается всякая живность.
— Получается, ереванскую воду пить нельзя?
— Если лет 10-15 назад ереванской водой в прямом смысле упивались, то теперь ее лучше кипятить. На всякий случай. Те, кому позволяют финансы, и вовсе предпочитают покупать бутилированную воду и не приучают своих детей к сырой воде, как это было принято раньше. Люди начали понимать — приучать ребенка к отраве нельзя.