“Людей надо направлять в музыке — как маленьких детей”

Архив 201024/04/2010

“Она принадлежит к тому узкому кругу современных армянских музыкантов, творчество которых представляет собой альтернативу традиционной народной, классической, духовной и поп-музыке. Она исполняет композиции, основанные на армянской поэзии и фольклоре, используя при этом и средневековые мотивы”, — вот, увы, все, что можно почерпнуть в интернете о композиторе-исполнителе Лилит ПИПОЯН.

Не перегружено сведениями о ней и реальное информационное поле Армении. В то же время достаточно прослушать любую из ее композиций — к примеру, на слова Багдасара Дпира — как становится ясно, что этот вид творчества, кроме нее, никем не представлен. В чем же причина столь непонятного молчания?..

— Лилит, как бы вы сами охарактеризовали жанр, в котором работаете?
— Это эклектичный жанр — он составлен из нескольких составляющих. Так же, впрочем, как и мой репертуар. Есть три направления, которые мне интересны. Первое, самое любимое направление — то, в котором я полностью самовыражаюсь через текст, мелодию и, соответственно, аранжировку и исполнение. Второе — обработка фольклора, где выбор осуществляется мной очень тщательно, так как они должны быть интересны гармонически и базироваться на хорошей поэзии. Наконец третье — поиск, обработка и возрождение забытых или утерянных произведений армянских композиторов начала XX века.
— Где можно услышать ваши произведения?
— Мой последний авторский концерт состоялся два года назад в Большом зале. Затем я уехала в США, где выступала в ряде городов. После возвращения количество моих выступлений можно сосчитать на пальцах. Не раз выступала в различного рода концертах и пару раз в “The Club”, где мне, признаться, не очень понравилось, так как от меня ждали совсем не той музыки, которую я им предложила.
Я не сноб и не вижу ничего зазорного в клубных выступлениях. Однако пытаться объяснять людям, что та музыка, за которую они заплатили, мягко говоря, уступает той, которую они имеют возможность сейчас послушать, не входит в мои планы. Я не воспитатель. Я имею лишь право своим творчеством показывать альтернативное направление, и не более того. Людей надо направлять в музыке — как маленьких детей. Некачественная музыка более доступна — потому она так широко распространена.
— “Быть знаменитым не красиво…” — согласны ли вы с этой пастернаковоской “доктриной”? Может быть, вас поэтому так редко видно на ТВ…
— Наше телевидение навязывает своей аудитории одножанровую, и, повторюсь, далеко не качественную музыку. Поэтому единственная возможность быть услышанным — это самопиар. Но, чтобы появляться на экране, нужна качественная запись концерта или хороший клип, что стоит больших денег. Чтобы арендовать зал, я, к примеру, должна зарегистрироваться как частный предприниматель и платить налоги, которые не окупаются. Вот и получается, что, люди ждут моей музыки, но возможности ее донести практически нет.
— Зато ТВ, радио и интернет буквально топят их в рабисе. Вы считаете возможным свое присутствие в одном с ними культурном пространстве?
— Возможно, я удивлю своим ответом… Недавно я послушала небезызвестного в определенных кругах Спитакци Айко. Мне стало страшно и обидно… Точнее, страшно обидно. Ведь на самом деле это неплохие музыканты, но, к сожалению, растрачивающие свои способности на нечто абсолютно не армянское! Мы как общество, я как музыкант в их лице потеряли таланты, которые должны были служить армянской музыке.
Мы сейчас, возможно заслуженно, разносим в пух и прах того же Арменчика. Но ведь если не полениться и послушать его, то станет ясно, что он серьезно работает! Другое дело, что поет он то, что армянской музыкой назвать очень трудно. Но человек работает с огромной самоотдачей. Я считаю, что он весьма одаренный человек. И досадно, что его голос и связки работают на благо “рабиса”, на благо мугама и прочей ереси. А кто виноват в том, что он пошел по такому пути? Он один?.. А может общество, не уделившее ему в свое время должного внимания, а сейчас не гнушающееся хаять его при каждой возможности?!
— Стало быть, “адресат возврату не подлежит”?
— Куда?.. Надо смириться с тем, что мы их потеряли — они служат другой культуре. И мы, сами того не понимая, в культурном отношении уже давно представляем собой некий арабо-турецкий вилайет! И коль скоро есть рынок и на родине, и за ее рубежами, “рабисы” будут иметь возможность зарабатывать свой хлеб насущный. И надо ругать не их, а то общество, которое мы создали себе на голову. Видимо, такая уж у нас судьба — погрязнуть в туретчине и… потом когда-нибудь возродиться.
— Ничто не предсказывает начало возрождения в культурной среде?
— Вопрос трудный… Как ни крути, “главнейшим” из искусств и по сей день является не кино, понятно, а телевидение. Поэтому начинать надо именно с него. Надо сделать так, чтобы телевидение не было монополизированной структурой. Оно не должно принадлежать людям, имеющим экономические и политические интересы вне самого телевидения. Недопустимо, чтобы приоритеты какого-либо ТВ ограничивались традициями и вкусом отдельно взятой семьи. На телевидении должны работать профессионалы. Они же должны производить отбор материала и решать, что пускать в эфир, а что нет. Думаю, только при таком подходе ТВ будет служить интересам общества и, главное, быть свободным. Словом, необходимо раз и навсегда реконструировать прогнившую основу этого псевдокультурного вещания в Армении.