“Любопытно, что будет, если Иран все-таки нарвется…”

Архив 201103/12/2011


О возможных последствиях погрома британского посольства в Тегеране

Очередной кризис в отношениях Ирана с западным сообществом, ударивший по Великобритании, последовал немедленно после того, как Лондон принял решение о разрыве связей с банками Ирана, включая Центральный банк. Министр финансов Соединенного Королевства Джордж Осборн объяснил, что новые санкции против Исламской Республики Иран введены в связи с “международными свидетельствами того, что иранские банки вовлечены в развитие военной ядерной программы”.
Реакция Тегерана была предсказуемо жесткой. Но политическими демаршами здесь не обошлось. Последующее напомнило времена исламской революции и захвата американского посольства. На сей раз захваченным оказалось посольство Великобритании. Десятки демонстрантов ворвались в здание, сожгли британский флаг и заменили его флагом Ирана. Одновременно до 300 студентов захватили летнюю резиденцию посольства и, как сообщили иранские СМИ, “изъяли секретные и шпионские документы, спустили британский флаг и водрузили на его место иранский”. Любопытно, какую именно подготовку получили “студенты”, изымавшие документы, чтобы столь точно определить, какие из них секретные и шпионские. Формально студенческая манифестация с требованием выслать из Ирана британского посла не имела отношения к банковскому демаршу и иранскому ответу на него. Начата она была в связи с годовщиной гибели профессора тегеранского университета физика-ядерщика Маджида Шахриари вследствие проведенного 29 ноября 2010 года теракта, в причастности к которому была обвинена британская внешняя разведка МИ-6. Ну а неформально, думаю, связь очевидная.

Проглотит ли Лондон оскорбление флага — вопрос любопытный. Распад империи заставил многих пробовать Британию “на прочность” — до поры успешно, пока Маргарет Тэтчер не дала на Фолклендских островах открытое сражение, в ходе которого неожиданно для многих оказалось, что военная мощь возглавляемой ею страны зависит далеко не только от Соединенных Штатов. Британская армия имеет опыт действий в Ираке, Афганистане и Ливии, оснащена современной техникой и, что немаловажно, имеет на вооружении ядерное оружие. Правительство перед очередной волной мирового финансового кризиса чувствует себя куда лучше, чем страны зоны евро. Традиционное “боевое братство” с США впервые с операции на Синае 1956 года дополнено военно-политическим альянсом с Францией.
В случае гипотетического столкновения с Ираном Великобритания может рассчитывать на поддержку стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, включая примкнувшие к этому “Священному союзу арабских монархий” Иорданию и Марокко. Что более существенно, она может рассчитывать на Израиль, армия которого во всех отношениях, кроме военно-морского флота, не менее сильна, чем британские или французские вооруженные силы, и обладает куда большим опытом ведения военных действий. Иран, допустивший погром посольства Великобритании, похоже, вдохновляет опыт задержания британских военнослужащих в приграничной зоне в ходе последней войны в Заливе. Напрасно.

31 августа 1907 года в Санкт-Петербурге министр иностранных дел России Александр Извольский и британский посол Артур Николсон подписали договор о разграничении сфер влияния в Иране, Афганистане и Тибете, по которому тогдашняя Персия была разделена на три сферы влияния: русскую, английскую и нейтральную. Южная граница российской шла по линии Касре — Ширин — Исфахан — Иезд — Зульфегар. Границей британской была линия Бендер — Аббас — Керман — Бирдженд — Гезик. Центральная часть должна была остаться районом концессий Лондона и Петербурга. Невыполнение Персией обязательств по задолженности перед Россией и Великобританией давало им право финансового контроля над доходами ее правительства в пределах сферы собственных интересов. Потом было много чего. Первая мировая война. Октябрьская революция и гражданская война в России. Вторая мировая. Распад Британской империи. Распад Советского Союза. История не знает сослагательного наклонения, но любопытно, что будет, если Иран все-таки нарвется?
Евгений САТАНОВСКИЙ
Автор — президент Института Ближнего Востока в Москве