“Лучше на Айвазовского, чем в Турцию”

Архив 201629/09/2016

Проходящая в Третьяковской галерее выставка «Иван Айвазовский. К 200-летию со дня рождения» продолжает бить рекорды. На сегодня экспозицию посетили более 250 000 человек. Корреспондент «Культуры» постояла в очереди к автору «Всемирного потопа» (28.09.16).

 

Столбик термометра едва дотягивает до плюс восьми. Температура в Москве — как на Шпицбергене. На две недели опережает климатическую норму. Зато небо ясное, и вода под Крымским мостом спокойная и ровная, словно с картины Айвазовского «Штиль».

— Эх, дождя вам не хватает, — сердится перекупщик билетов.

У него на голове капюшон, а штаны выглядят как паруса брига «Меркурий», атакованного двумя турецкими кораблями. Из дырки на бедре торчит лоскут полосатой материи, из прорехи на колене — клок вставшей дыбом шерсти.

— Девушка, я с шести утра стою, там по билету дают в одни руки. Это тяжелый труд. Пожалейте себя и меня. Вы же три часа будете маяться, — уговаривает спекулянт.

Он конвоирует меня к хвосту очереди и сдает «Часовому» работы Шервуда. Впрочем, народу гораздо меньше, чем на Серова.

— Успеете породниться с очередью. Может, мужа найдете, — вангует перекупщик.

Матримониальное счастье здесь устроить сложно. В музеи по-прежнему ходят преимущественно женщины. Мужчины если и встречаются, то под ручку со своими дамами. Например, Пашу Просвирина из Самары приобнимает Вика Сторожук из Санкт-Петербурга. Вместе они вспоминают, как встретились три года назад на вернисаже мариниста в Саратове.

По сравнению с очередью на Серова публика на Айвазовского идет более интеллигентная: не ломится, двери не высаживает, а неспешно течет, как река  (людей запускают каждые полчаса по двадцать человек). Правда, сейчас и стоять более комфортно, чем на двадцатиградусном морозе. Среди зрителей полно иностранцев.

Вот, например, кореянка Сея из Сеула. Девушка не знает, кто такой Айвазовский и почему в Москве так холодно. Вчера Сея приехала из Армении, где было плюс 26. Там ей посоветовали обязательно сходить на выставку в Третьяковку.

— Ис рашен грейт райтер, — уверена корейская гостья.

— Рили? — удивляется Светлана из Подольска.

Ожидающие сопоставляют ретроспективы, делают противоположные выводы, резюмируя нехитрым тезисом:

— Мединский сказал, что здесь побывало больше народу, чем на Серове.

— Ясное дело, этот же маринист, а тот — портретист.

— На Айвазовского-то меньше стоять, чем на Серова.

— Ясное дело, этот же маринист, а тот — портретист.

На полдороге появляется вежливый указатель: «Осталось примерно 60 минут». Интеллигентного вида человек с гарнитурой в ухе и женой в руке решительно шагает в сторону перекупщика.

— Нет, сначала деньги, а потом я вас проведу. Вы не из Москвы, что ли? Меня все знают, — говорит ушлый торговец.

Впрочем, билеты втридорога куплены зря. Ждать приходится всего полтора часа.

В Галерею ведут три двери. Одна — для тех, кто пришел без записи и готов постоять в очереди, вторая — для тех, кто хочет оплатить визит на другой день (ближайшая дата посещения — через неделю). Третья — для продвинутых с электронным билетом. С ним, кстати, не все так просто. Даже глава департамента экономической политики и развития Москвы Максим Решетников не разглядел подвоха и, приехав с детьми, выяснил, что его сеанс — неделей позже.

Вокруг идет бойкая торговля: горячим кофе, китайской лапшой в коробочках. Вдоль людского потока ходят бабушки с красными волосами и предлагают билеты в Большой театр. Художник Макаров обещает портрет, сделанный из скомканных тряпок. Преподаватель из Подольска Светлана уговаривает записаться на уроки английского. Мужик в берете и с цветочной фамилией зазывает на курсы маринистики на Фаросе.

Внутри здания на Крымском Валу очередь делится натрое: в гардероб, в женский туалет и в кафе. На вопрос, что идет под Айвазовского, буфетчицы отвечают философски: «Вода и ромовые бабы. Завозить не успеваем». Публика в основном кучкуется возле «Бурного моря» и «Утра на морском берегу». Редкие пары целуются на фоне «Облака над морем». Толкуют о том, что из всех картин самая удачная — «Девятый вал», а самая неудачная — «Вид на Москву с Воробьевых гор». Сокрушаются, что Судак на полотнах живописца «совсем не такой, как сейчас».

В книге отзывов — добрые слова в адрес «системы Айвазовского», отмечено, что «Всемирный потоп» висит неудачно и что, «хотя на картинах нет ни одного отеля олинклюзив, лучше на Айвазовского, чем в Турцию». Другие записи пролистать не успеваю, так как администратор, Галина Николаева, возражает: «На выставке читать не положено. Надо смотреть картины или писать отзывы». В руках администратора специальный счетчик посетителей: сегодня их количество превзошло 4000 человек.

Евгения КОРОБКОВА