Лицом к лицу в борьбе за власть

Архив 201116/04/2011

За последние несколько недель российский президент Дмитрий Медведев публично упрекнул своего премьер-министра Владимира Путина по поводу Ливии, дистанцировался от путинской модели государственного капитализма, а затем, выступая не где-нибудь, а на китайском телевидении, осмелился предположить, что его наставник застрял в прошлом, а сам он является тем человеком, который сможет лучше руководить Россией следующие шесть лет.

Однако маловероятно, что Медведев вступил в открытое соперничество с Путиным в рамках президентских выборов будущего года. Эти люди являются близкими политическими союзниками вот уже десять лет. Между ними существуют узы взаимного доверия, что удивительно для политического руководства в любой стране. Другое обстоятельство, которое не меняется, это старшинство Путина в данном партнерстве. Здесь изменений нет, по крайней мере пока. А если и есть, то не в той степени, чтобы хоть как-то повлиять на безопасность иностранных инвестиций в стране. Видимо, нет изменений и в реалиях власти в России. Путину последние четыре года не было нужды находиться в Кремле, чтобы эффективно применять верховную власть. Не имеет особого значения и то, кто где окажется после 2012 года: Путин в Кремле, а Медведев в Белом доме, или наоборот. Реальная власть все равно будет принадлежать им.
…Путин пришел к власти в относительно молодом возрасте 47 лет, что позволило ему замахнуться на 20-летнюю карьеру на вершине властной структуры. На протяжении десяти лет он возглавлял национально-консервативную контрреволюцию, действуя исключительно энергично и успешно. Он сам сформировал собственные взгляды и взгляды своих союзников на перспективы политической, экономической и культурной жизни своей страны.В эти годы почти не было места терпимости к инакомыслию. Олигархи и региональные губернаторы, сколотившие состояния в 1990-е годы (в том числе Ходорковский), думали о демократии и власти закона ничуть не больше, чем путинская команда. Но Путин никогда не был ограниченным тираном типа Мугабе или Каддафи. Его характер и взгляды сформировались в период, когда вокруг рушились управляемые старцами тоталитарные государства; и он знает, что происходит в тех странах, которые запрещают политическое соперничество. …Примечательно то, что многим силовикам, доминировавшим в России в период пребывания Путина в Кремле в 2000-2008 годы — Сергею Чемезову, Виктору Иванову, Александру Бастрыкину, Владимиру Устинову, Сергею Иванову, Виктору Черкесову, Николаю Патрушеву и Александру Бортникову — сегодня от 58 лет до 61 года. В какой-то момент все они, и Путин в том числе, отдадут предпочтение комфортной пенсии, отказавшись от ежедневной борьбы за политическое превосходство. Путину понадобится стратегия преемственности, но такая, которая гарантирует необходимое согласие народа. Вот почему Путин не стал полностью ломать демократический процесс, а лишь подмял его. Вот почему будут соблюдаться конституционные положения и тонкости…
…Медведев стал центральной фигурой в эволюции политического класса России. По мнению Путина, он является тем стержнем, вокруг которого со временем сможет сформироваться более либеральный, но все равно лояльный противовес национально-консервативному силовому блоку. Но чтобы это произошло, Медведеву нужны авторитет и доверие. Завоевать их не просто: рейтинг популярности Медведева снижается быстрее, чем у Путина. Ему предстоит изнурительная борьба за поддержку избирателей, которые давно уже усвоили реалии избирательного процесса при Путине. В течение предстоящих шести месяцев Медведеву понадобится как-то показать российскому народу, а также наиболее молодым представителям власти, что он может осуществить перемены, не напугав при этом старую элиту слишком быстрыми темпами этих перемен. Весьма любопытен следующий момент. Хотя отток капитала из России наглядно свидетельствует о том, что старая гвардия действительно напугана, нет никаких явных свидетельств, что ей есть чего бояться.
(С сокращениями)
The Wall Street Journal, США